Тот, кто в ходе рецессии вкладывает средства в развитие, окажется лидером

2 июля 2009 16:00

Ледяное дыхание экономического кризиса ощутили на себе все. Как в этой обстановке чувствуют себя признанные лидеры рынка? О взглядах Intel на ситуацию, сложившуюся в мировой экономике, планах и задачах компании, об осуществлении ею своей миссии рассказывает Дмитрий Конаш, региональный директор в странах СНГ.

Как вы оцениваете текущую ситуацию на банковском рынке России? Повлиял ли кризис на востребованность ваших продуктов и услуг со стороны банковского сектора России? Как в этом смысле выглядит российский рынок на фоне других стран?

Дмитрий Конаш: Период рецессии, в котором оказалась мировая экономика, во многом изменил планы большинства компаний, думаю, и банковского сектора в том числе, что, безусловно, повлияло на проекты в сфере информационных технологий (IT). Я не являюсь специалистом в финансовой области и не вправе оценивать ситуацию в этой сфере, а равно и прогнозировать развитие событий, однако жизнь идет своим чередом, и от преимуществ, предоставляемых достижениями IT-индустрии, вряд ли стОит отказываться – здесь мы остаемся сторонниками концепции «осторожного оптимизма».

     Intel – динамичная компания, которая в состоянии быстро адаптироваться к непростым изменениям конъюнктуры. Условия на рынке меняются, но мы стараемся быть готовыми к этому. Как говорил один из «отцов-основателей» Intel (в прошлом президент и высшее должностное лицо корпорации) Эндрю Гроув (Andrew Grove), «за время своей работы я пережил много кризисов и пришел к следующим заключениям: во-первых, рецесий нельзя избежать; во-вторых, они рано или поздно заканчиваются; а в-третьих, кризисные периоды – самое благоприятное время для инвестиций в исследования и разработки, в модернизацию производства, поскольку после выхода экономики из рецессии победит не тот, кто больше всех сэкономил, а тот, кто сумел в течение этого неблагоприятного времени создать наиболее высокий потенциал для рывка в новом витке развития». Иными словами, тот, кто в ходе рецессии вкладывает средства в развитие, окажется лидером, и наоборот.

Какую роль играет (какую долю занимает) банковский сектор в бизнесе вашей компании в России? Есть ли различия по сравнению с ролью и местом банковского сектора в бизнесе вашей компании в зарубежных странах, по всему миру?

Д К: Рынки по характеру своей деятельности всегда заинтересованы в инновациях в IT-сфере. Лидерство Intel позволило нашей корпорации завоевать расположение финансовых организаций по всему миру, в том числе в России. Интерес большинства крупных банков к процессорам Intel высок, о каком бы регионе мира мы не говорили. Другой вопрос, что развитие банковского сектора в России активно началось в 90-х годах прошлого века, что наложило отпечаток на принципы автоматизации банков в нашей стране. Внедрение IТ в банковскую сферу кредитных организаций России оказалось даже более динамичным, чем во многих развитых странах. Это вызвано несколькими причинами. Во-первых, российское законодательство меняется динамичнее, чем на Западе; во-вторых, у нас в банковской автоматизации преобладают отечественные продукты это удобнее для местных разработчиков; а в-третьих, до последнего времени Россия не располагала широким опытом практики применения программно-аппаратных систем автоматизации банков, и многим пришлось начать с чистого листа.

  В 2000 г. Intel создала департамент по работе с корпоративными клиентами, банковский сектор стал для нас одним из приоритетных. Это дало нам возможность установить доверительные взаимоотношения с банками и их крупными клиентами.

Каким образом кризис повлиял на развитие вашей компании? Произошла ли какая-то переоценка стратегии или даже смена парадигмы бизнеса? В частности, произошло ли сокращение расходов в сфере R&D? Повлияет ли, в принципе, спад мировой экономики на скорость развития и эволюции IT-индустрии?

Д К: Разумеется, мы почувствовали влияние кризиса: спрос на компьютеры снизился, и было бы наивным утверждать обратное. Я не располагаю данными о том, на какую именно величину «упал» рынок в конкретном выражении, но официально опубликованная информация о доходах нашей корпорации (она доступна публике) свидетельствует о том, что доходность Intel стала меньше. Однако мы сумели сохранить ее, эту доходность, что уже немаловажно. Ведь некоторые крупные компании оказались буквально на грани выживания.

      По поводу «переоценки стратегии» и «смены парадигмы» могу ответить так: чем отличается потребность рынка, скажем, в бумажных салфетках, зубных щетках, мыле и полотенцах в период кризиса? Неужели из соображений экономии потребители обречены на неряшливость? Если человек привык чистить зубы и принимать душ ежедневно, неужели он откажется от зубной пасты, мыла и полотенец только потому, что этот отказ обещает ему дополнительную экономию? Продукция Intel за десятилетия совершенствования превратилась из инструмента инженерной элиты в предмет ежедневной потребности людей. Компьютерная революция, о которой так много говорили в годы моей юности, потихоньку свершилась. Теперь ПК, особенно мобильные (они нынче становятся стандартом), выполняют роль записных книжек, персональных органайзеров, средств связи, аудио- и видеоплееров и способны, кажется, на все, разумеется, кроме приготовления пищи, мытья посуды, стирки белья и глажения, да и то из-за отсутствия подобающего механического интерфейса. Впрочем, и этот недостаток будет устранен в будущем. Стремление человечества к прогрессу нельзя остановить ни кризисом, ни общественными катаклизмами.

     Intel всегда стремилась к обеспечению людям Земли равных прав на доступ к информации, на связь друг с другом. Этому посвящены все наши последние начинания. Intel сделает все, что зависит от ее возможностей, чтобы разрушить стереотип, выраженный формулой «компьютеры – это для богатых». Мы декларировали высокую цель: подключить к Интернету второй миллиард жителей планеты, и мы превратим эту мечту в реальность.

     Intel не только не сокращает финансирование своих исследований и разработок, но расширяет инвестиции в эти области, нанимая специалистов и инициируя головокружительные проекты в сфере высоких технологий. Свободный Интернет с его возможностями создаст новый облик мира с забвением принципов холодной войны, расовой, национальной и религиозной нетерпимости и деклараций несправедливых взаимных претензий.

     Никакой кризис не может затормозить наше общее стремление к прогрессу. Корпорация Intel осознает это в самой высокой степени. Пусть это теперь воспринимается многими как наивность, но будущее воздаст нам по нашим свершениям. Людей от животных отличает неизбывная жажда знаний, стремление к переменам. Я не боюсь за человечество – скорее, опасаюсь той роли, которую нам пытаются уготовить пессимисты.

     Хочу заверить вас, что Intel продолжает финансировать не только инженерные разработки, способные решить задачи «ближнего радиуса» (немедленный эффект), но и фундаментальные исследования (дальняя перспектива). Корпорация спонсирует множество программ в ведущих университетах мира для того, чтобы претворить неясные перспективы в реалии завтрашнего дня. Объем капиталовложений в будущее мы не ставим в зависимость от кризиса.

Осенью часто приходилось слышать мнение, что IT-рынок, как российский, так и мировой, ждет «большая чистка»: многие компании уйдут с рынка. Сбылись ли эти опасения? Как чувствуют себя сегодня ваши российские партнеры?

 Д К: Я рад уведомить читателей, что многие компании, работающие в сфере информационных технологий, продолжают испытывать свою судьбу. Перенеся первоначальный удар, связанный с кризисом, большинство многонациональных корпораций и российских сборщиков понемногу возвращаются к привычной деятельности. Если же вас интересуют личные ощущения наших партнеров, я рекомендую обратиться за разъяснениями непосредственно к ним.

Как ваши решения могут помочь российским банкам смягчить воздействие текущего кризиса? Существует ли в вашей компании то, что принято называть «антикризисным предложением»? В чем именно оно заключается?

Д. К.: Делать больше, затрачивая меньше, – вот одно из направлений борьбы с кризисом. В своих продуктах Intel постоянно реализует такие возможности. Производительность наших процессоров растет, а их энергопотребление падает. Используя наши изделия, банки могут гораздо быстрее проводить свои операции, существенно экономя на расходах на электричество. С ними IT-подразделения выигрывают в цене сервисов по обслуживанию систем банковской автоматизации, сокращаются площади для размещения центров обработки данных (ЦОД).

     В среднем стандартное время замены серверного оборудования четыре-пять лет. Стоит ли сейчас вкладывать деньги в новые технологии или продолжать работать на старых? Расчеты показывают, что с точки зрения производительности четыре двухпроцессорных сервера 2009 г. могут заменить 42 аналогичных сервера 2005 г. или 16 серверов 2007 г. Замена 42 серверов 2006 г. за счет экономии на обслуживании, электроэнергии и лицензиях окупится за три месяца, а серверов 2007 г. – за 12 месяцев. Использование серверного оборудования можно сделать еще более эффективным и впечатляющим, если реализовать виртуализацию вычислений, которая поддерживается нашими изделиями. Это позволит на базе одного сервера эксплуатировать без ущерба друг для друга от двух до 15 приложений. Наши специалисты, работая с конечными заказчиками, помогают им находить новые источники экономии, внедрять современные подходы и тем самым снижать издержки. Многие крупные банки активно используют эти достоинства (АЛЬФА-БАНК, группа ВТБ, РОСБАНК и др.).

Какие специализированные продукты и решения пользуются наибольшим спросом в банковской сфере? Что будет пользоваться спросом в обозримом будущем? Какие новые продукты и решения вы планируете предложить на мировом и российском рынке в ближайшей перспективе?

Д. К.: Одной из основных продукций Intel являются процессоры, которые мы продолжаем активно совершенствовать и развивать. Традиционно все составляющие банковской автоматизации используют наши продукты. В области банковского front-end активно применяются настольные и мобильные системы на основе процессоров Intel Core 2 Duo. Сейчас им на смену приходят более эффективные и производительные решения на основе Intel Core i7 (микроархитектура Nehalem). В области back-end это инфраструктурные сервера и сервера приложений на основе Intel Xeon. Эти наши четырех- и шестиядерные процессоры стали мировыми рекордсменами по производительности и энергоэффективности, по использованию возможностей виртуализации вычислений.

      В марте 2009 г. мы обновили линейку серверных продуктов начального и среднего уровня, выпустив на рынок революционный продукт Intel Xeon 5500 на основе архитектуры Nehalem. Для «тяжелых» вычислений, обработки больших и сверхбольших массивов данных, транзакционных и аналитических систем банки применяют решения на основе Intel Itanium – процессора, ориентированного на создание крупных высоконадежных масштабируемых систем, которые критически важны для банковского сектора.



© 2020 БАНКОВСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ
Первое издание на российском рынке, посвященное информационным технологиям для банков.
Москва, Проспект Мира, д.3, корп. 1
+7 (495) 120-81-42
info@int-bank.ru

Свидетельство СМИ ФС77-39103 от 11 марта 2010 года.
По вопросам сайта просим обращаться к администрации сайта: info@int-bank.ru.
При использовании материалов необходимо давать ссылку на www.banktech.ru.