Банки являются самыми крупными потребителями IT

2 июля 2009 16:00

О текущей ситуации на рынке и планах деятельности компании IBM отвечает вице-президент корпорации IBM, генеральный директор IBM в России и СНГ Кирилл Корнильев.

Как вы оцениваете текущую ситуацию на банковском рынке России?

Кирилл Корнильев: Общая ситуация, к сожалению, не столь радужна, как нам бы всем хотелось. Во всем мире банки, кредитные учреждения находятся не на лучшей стадии своего развития. Следствием этого, конечно, является стремление экономить и оптимизировать издержки. Вместе с тем понятно, что потребность в информационных решениях не исчезла, хотя и приобрела другие формы. В кризис возникают иные потребности, в том числе и в информационных технологиях, нежели те, что были в период роста. Не секрет, что информационные системы российских банков находятся не на том уровне сложности и функциональности, как в банках развитых стран мира. В эпоху бурного роста рынка вопросы модернизации банковских информационных систем решались, что называется, «с колес». Если мощности системы не хватало, ее наращивали за счет покупки дополнительных серверов, вычислительных мощностей и т. п. Серьезное развитие функционала, развитие «в глубину», просто не успевало за ростом самой банковской системы.

      Сейчас требуется другой курс. И выясняется, что требуется внедрять новые решения, новые прежде всего с функциональной точки зрения, а на это нужны средства. Таким образом, отрасль оказывается в ситуации, когда требуется функциональное обновление систем, а средства на это жестко ограничены. Руководство компаний, в том числе банков, решает вопрос, как получить нужный функционал, не потратив при этом большие деньги и много времени? Поиск ответов на эти вопросы – сегодня основная тенденция рынка. В своем общении с заказчиками мы видим, что при планировании того или иного проекта зачастую основным требованием является достижение быстрого результата. Запуск грандиозных проектов на сегодняшний день менее вероятен, чем это было раньше. Иначе говоря, проекты становятся, возможно, меньше по объему, но характеризуются нацеленностью на конкретный результат, требуемый для каких-то конкретных целей. Это может быть, например, система для поддержки принятия решений за счет создания единого имиджа клиента или внедрения аналитических продуктов, и главное – это должно быть внедрено «завтра». И к предлагаемым решениям предъявляются требования гораздо большей подготовленности, индустриальной стандартизации и «заточенности» под конкретную проблему и при этом сокращенного срока внедрения.

У компании IBM есть такие решения?

К. К.: Безусловно. Компания IBM очень давно начала заниматься вопросами аналитических систем, потому что банковская аналитика нужна не только в период кризиса. Системы типа Banking DataWarehouse, Information FrameWork (IFW), решения семейства Cognos составляют существенную часть нашей продуктовой линейки. Повторюсь, мы давно начали заниматься этими решениями, поскольку на западном рынке банки уже прошли период бурного развития и решают другие задачи. Их потребности в информационных технологиях и решениях для поддержки бизнеса направлены в сторону развития и усложнения функционала информационных систем. Теперь то же самое требуется на российском рынке. Благодаря тому, что эти решения уже были выработаны и подготовлены нами заранее, они могут быть быстро принесены на российский рынок.

Компания IBM известна в первую очередь своими серверными решениями, что вы делаете в этом направлении?

К. К.: Сегодня дополнительные серверы не являются предметом первой необходимости для банков. В период бурного роста, когда ежегодно происходил рост клиентской базы и проводимых операций на десятки и сотни процентов, проще всего для расширения информационной системы было приобрести еще один сервер. И еще один и т. д. Мало кто думал об их эффективности. Сегодня стоит другая задача – снижение расходов. А как их снижать с таким серверным парком, с большим количеством площадок, где они размещены, и большим количеством обслуживающего персонала? Консолидация серверов для создания общей вычислительной платформы – простое решение и довольно быстро окупаемое. Спрос на такие решения – очень позитивная тенденция для нас, поскольку вопросами централизованной, консолидированной обработки данных компания IBM занималось на протяжении десятилетий. Это в нашем ДНК. Руководитель информационной службы сегодня поставлен в жесткие условия необходимости оптимизировать расходы. Консолидация вычислительных систем – это простой и ясный путь для достижения этой цели. Причем грамотно организованная консолидация проводится в относительно короткие сроки и дает быструю отдачу.

       Есть еще третий аспект в области решений, наиболее отвечающих сегодняшним потребностям рынка. Если решения для аналитики и обработки данных можно отнести к бизнес-решениям, а продукты для серверной консолидации и виртуализации – к технологической составляющей, то на стыке бизнеса и технологий стоит обратить особое внимание на сервис-ориентированную архитектуру (SOA). Известно, что в ближайшее время ожидается, а в ряде случаев уже начался процесс слияний и поглощений компаний. Банковский рынок будет затронут им одним из первых. Как обеспечить слаженное функционирование различных компаний? Во многих случаях банки используют настолько разные информационные системы, что они вообще не могут обмениваться данными и как-то «договариваться» между собой. Наиболее простое решение в данном случае – обеспечить общую шину данных, общее хранилище, на которые уже можно надстраивать необходимые модульные функции. В основе идеи SOA лежит очень простой принцип. В свое время, когда разрабатывались индивидуальные компьютеры, была выдвинута гениальная идея – создать общую шину данных, через которую обеспечивалось бы взаимодействие центрального процессора, оперативной памяти, других устройств. В основе SOA лежит та же идея – построение общей шины данных для программного комплекса предприятия. Необходимые модульные функции надстраиваются на эту шину данных. Это позволяет соединять между собой разнородные модули и разные информационные системы, объединять для общего репортинга данные из различных подсистем, дополнять при необходимости общий функционал и т. д.

      Все эти решения, о которых я говорил, и продукты для поддержки технологических решений у нас есть.      

Вы рассчитываете увеличить свою долю рынка в кризис?

К. К.: Конечно.

Какую долю занимает банковский сектор в общем бизнесе IBM?

К. К.: Мы не называем точных цифр по отраслям, но могу сказать, что это самый крупный сегмент в нашем бизнесе. Банковский сектор всегда был очень важным направлением для IBM. Это одна из самых развитых индустрий с точки зрения потребления информационных технологий. По статистике, российские предприятия в среднем тратят 3% своего годового оборота на информационные технологии, а банки – более 7%. Это данные по России, по миру показатели еще выше. Банки являются самыми крупными потребителями IТ.  

Осенью прошлого года часто приходилось слышать мнение, что IТ-рынок ждет большая «чистка» – многие компании уйдут с рынка. Как вы оцениваете ситуацию на сегодняшний день? Как чувствуют себя ваши российские партнеры?

К. К.: Я бы ответил известным высказываем, что слухи о смерти рынка оказались сильно преувеличенными. Я не могу вспомнить компаний, ушедших с рынка. Понятно, что объемы операций меняются вместе с размером рынка, это объективная ситуация. Но мы не сталкивались с тем, чтобы наш партнер сказал, что наша продукция не продается и он уходит с рынка. Не хочу вдаваться в теоретические дискуссии о том, что нас ждет осенью. Уважаемые экономисты высказывают об этом множество мнений, зачастую прямо противоположных. На мой взгляд, каким бы ни было развитие экономики, пусть даже с негативным трендом, шока на рынке уже не будет. В IV квартале 2008 г. на рынке был шок. Многие оказались не готовы к резким переменам, к остановке и даже падению рынка после длительного периода бурного роста. Однако менеджмент российских компаний в большинстве своем привычен к кризисам. У нас еще не появилась та генерация менеджеров, которая не пережила бы на собственном опыте тот или иной кризис. По крайней мере с точки зрения понимания происходящего ситуация стабилизировалась. Рынок будет волатилен, все будет меняться, «дышать» в соответствии с экономической ситуацией, но к этому сегодня все уже подготовлены гораздо лучше, чем это было в IV квартале прошлого года. Поэтому, на мой взгляд, массового обвала рынка не будет.

Как ваши решения могут помочь российским банкам справиться с текущей негативной ситуацией? Существует ли в вашей компании то, что принято называть «антикризисным предложением»?

К. К.: Я бы с осторожностью относился к самому понятию «антикризисное предложение». Зачастую это просто название для какого-то набора продуктов, в некотором роде ритуальное наименование для маркетинговых служб. В реальной жизни у банков есть конкретные потребности в том или ином функционале. Например, в системе поддержки принятия решений или оценки рисков. Наши предложения, как я уже говорил, лежат в трех областях. Для бизнес-решений мы предлагаем системы анализа и обработки данных, в области технологий – решения для виртуализации и консолидации, и на стыке бизнеса и технологий мы предлагаем решения на базе SOA. Вполне структурированная и понятная картинка. Помимо этого, разумеется, у нас есть предложения в области финансирования проектов, но это на сегодняшний день есть у всех. Банки сами профессионально занимаются финансами, и эти темы, как правило, не вызывают у них большого интереса.

Какие ваши решения и продукты пользуются сегодня наибольшим спросом со стороны российских банков?

К. К.: В области аналитики это решения Cognos, IFW, Banking DataWarehouse. Продукты для консолидации    это серверы hi-end-уровня – мейнфремы и серверы семейства Power Systems. Также большой интерес заказчики проявляют к системам хранения данных с функцией виртуализации. С точки зрения внедрения сервис-ориентированной архитектуры традиционно высокий спрос на решения WebSphere, куда включается обширное семейство продуктов.

      В области сервисов, которые мы предлагаем, отмечается высокий спрос на IТ-аудит. Заказчики просят нас оценить состояние их IТ-инфраструктуры на предмет ее возможной оптимизации. Кроме того, часто просят помочь с разработкой краткосрочной IТ-стратегии. Сюда входят вопросы, которые можно относительно быстро решить, чтобы повысить эффективность работы имеющихся IТ-систем или дополнить их необходимым функционалом.

Есть ли какие-нибудь перспективные разработки, которые можно скоро ожидать на российском рынке?

К. К.: Есть несколько нишевых, но очень интересных с научно-технологической точки зрения продуктов. Так, совместно с TD Bank было разработано решение для анализа информации при работе с опционами System s. Рынок сегодня очень подвижен, и для успешной торговли тем или иным активом нужно уметь анализировать огромные потоки неструктурированных данных в режиме реального времени. Решение System s позволяет «на лету» обрабатывать поступающую информацию, на складывая ее в хранилище, и выдавать результаты анализа. С помощью этого решения банк построил систему, которая в 21 раз быстрее обрабатывает данные, касающиеся опционов, чем любые другие.

      Есть еще решение в области защиты информации, разработанное совместно с Цюрихской исследовательской лабораторией. Создан новый алгоритмический подход к шифрованию информации, который позволяет гораздо надежнее защитить передаваемую через сети информацию. Решение реализовано на флэш-носителе ZTIC и может подключаться к персональному компьютеру конечным пользователем. Таким образом можно существенно повысить доверие пользователей к совершению финансовых транзакций через Интернет.

Эти решения появятся на российском рынке?

К. К.: Сегодня они существуют в виде бета-версий. Со временем, конечно, выйдут на рынок. IBM активно занимается разработкой новых продуктов, существенная часть прибыли вкладывается R&D, в исследования и разработки. Никакого снижения активности работы в этом направлении нет.

Как вы оцениваете текущую ситуацию на банковском рынке России?

К. К.:
Общая ситуация, к сожалению, не столь радужна, как нам бы всем хотелось. Во всем мире банки, кредитные учреждения находятся не на лучшей стадии своего развития. Следствием этого, конечно, является стремление экономить и оптимизировать издержки. Вместе с тем понятно, что потребность в информационных решениях не исчезла, хотя и приобрела другие формы. В кризис возникают иные потребности, в том числе и в информационных технологиях, нежели те, что были в период роста. Не секрет, что информационные системы российских банков находятся не на том уровне сложности и функциональности, как в банках развитых стран мира. В эпоху бурного роста рынка вопросы модернизации банковских информационных систем решались, что называется, «с колес». Если мощности системы не хватало, ее наращивали за счет покупки дополнительных серверов, вычислительных мощностей и т. п. Серьезное развитие функционала, развитие «в глубину», просто не успевало за ростом самой банковской системы.

 

   Сейчас требуется другой курс. И выясняется, что требуется внедрять новые решения, новые прежде всего с функциональной точки зрения, а на это нужны средства. Таким образом, отрасль оказывается в ситуации, когда требуется функциональное обновление систем, а средства на это жестко ограничены. Руководство компаний, в том числе банков, решает вопрос, как получить нужный функционал, не потратив при этом большие деньги и много времени? Поиск ответов на эти вопросы – сегодня основная тенденция рынка. В своем общении с заказчиками мы видим, что при планировании того или иного проекта зачастую основным требованием является достижение быстрого результата. Запуск грандиозных проектов на сегодняшний день менее вероятен, чем это было раньше. Иначе говоря, проекты становятся, возможно, меньше по объему, но характеризуются нацеленностью на конкретный результат, требуемый для каких-то конкретных целей. Это может быть, например, система для поддержки принятия решений за счет создания единого имиджа клиента или внедрения аналитических продуктов, и главное – это должно быть внедрено «завтра». И к предлагаемым решениям предъявляются требования гораздо большей подготовленности, индустриальной стандартизации и «заточенности» под конкретную проблему и при этом сокращенного срока внедрения.

У компании IBM есть такие решения?

К. К.: Безусловно. Компания IBM очень давно начала заниматься вопросами аналитических систем, потому что банковская аналитика нужна не только в период кризиса. Системы типа Banking DataWarehouse, Information FrameWork (IFW), решения семейства Cognos составляют существенную часть нашей продуктовой линейки. Повторюсь, мы давно начали заниматься этими решениями, поскольку на западном рынке банки уже прошли период бурного развития и решают другие задачи. Их потребности в информационных технологиях и решениях для поддержки бизнеса направлены в сторону развития и усложнения функционала информационных систем. Теперь то же самое требуется на российском рынке. Благодаря тому, что эти решения уже были выработаны и подготовлены нами заранее, они могут быть быстро принесены на российский рынок.

 

Компания IBM известна в первую очередь своими серверными решениями, что вы делаете в этом направлении?

К. К.: Сегодня дополнительные серверы не являются предметом первой необходимости для банков. В период бурного роста, когда ежегодно происходил рост клиентской базы и проводимых операций на десятки и сотни процентов, проще всего для расширения информационной системы было приобрести еще один сервер. И еще один и т. д. Мало кто думал об их эффективности. Сегодня стоит другая задача – снижение расходов. А как их снижать с таким серверным парком, с большим количеством площадок, где они размещены, и большим количеством обслуживающего персонала? Консолидация серверов для создания общей вычислительной платформы – простое решение и довольно быстро окупаемое. Спрос на такие решения – очень позитивная тенденция для нас, поскольку вопросами централизованной, консолидированной обработки данных компания IBM занималось на протяжении десятилетий. Это в нашем ДНК. Руководитель информационной службы сегодня поставлен в жесткие условия необходимости оптимизировать расходы. Консолидация вычислительных систем – это простой и ясный путь для достижения этой цели. Причем грамотно организованная консолидация проводится в относительно короткие сроки и дает быструю отдачу.

       Есть еще третий аспект в области решений, наиболее отвечающих сегодняшним потребностям рынка. Если решения для аналитики и обработки данных можно отнести к бизнес-решениям, а продукты для серверной консолидации и виртуализации – к технологической составляющей, то на стыке бизнеса и технологий стоит обратить особое внимание на сервис-ориентированную архитектуру (SOA). Известно, что в ближайшее время ожидается, а в ряде случаев уже начался процесс слияний и поглощений компаний. Банковский рынок будет затронут им одним из первых. Как обеспечить слаженное функционирование различных компаний? Во многих случаях банки используют настолько разные информационные системы, что они вообще не могут обмениваться данными и как-то «договариваться» между собой. Наиболее простое решение в данном случае – обеспечить общую шину данных, общее хранилище, на которые уже можно надстраивать необходимые модульные функции. В основе идеи SOA лежит очень простой принцип. В свое время, когда разрабатывались индивидуальные компьютеры, была выдвинута гениальная идея – создать общую шину данных, через которую обеспечивалось бы взаимодействие центрального процессора, оперативной памяти, других устройств. В основе SOA лежит та же идея – построение общей шины данных для программного комплекса предприятия. Необходимые модульные функции надстраиваются на эту шину данных. Это позволяет соединять между собой разнородные модули и разные информационные системы, объединять для общего репортинга данные из различных подсистем, дополнять при необходимости общий функционал и т. д.

      Все эти решения, о которых я говорил, и продукты для поддержки технологических решений у нас есть.

Вы рассчитываете увеличить свою долю рынка в кризис?

 К. К.: Конечно.

Какую долю занимает банковский сектор в общем бизнесе IBM?

К. К.: Мы не называем точных цифр по отраслям, но могу сказать, что это самый крупный сегмент в нашем бизнесе. Банковский сектор всегда был очень важным направлением для IBM. Это одна из самых развитых индустрий с точки зрения потребления информационных технологий. По статистике, российские предприятия в среднем тратят 3% своего годового оборота на информационные технологии, а банки – более 7%. Это данные по России, по миру показатели еще выше. Банки являются самыми крупными потребителями IТ.

Осенью прошлого года часто приходилось слышать мнение, что IТ-рынок ждет большая «чистка» – многие компании уйдут с рынка. Как вы оцениваете ситуацию на сегодняшний день? Как чувствуют себя ваши российские партнеры?

 

К. К.: Я бы ответил известным высказываем, что слухи о смерти рынка оказались сильно преувеличенными. Я не могу вспомнить компаний, ушедших с рынка. Понятно, что объемы операций меняются вместе с размером рынка, это объективная ситуация. Но мы не сталкивались с тем, чтобы наш партнер сказал, что наша продукция не продается и он уходит с рынка. Не хочу вдаваться в теоретические дискуссии о том, что нас ждет осенью. Уважаемые экономисты высказывают об этом множество мнений, зачастую прямо противоположных. На мой взгляд, каким бы ни было развитие экономики, пусть даже с негативным трендом, шока на рынке уже не будет. В IV квартале 2008 г. на рынке был шок. Многие оказались не готовы к резким переменам, к остановке и даже падению рынка после длительного периода бурного роста. Однако менеджмент российских компаний в большинстве своем привычен к кризисам. У нас еще не появилась та генерация менеджеров, которая не пережила бы на собственном опыте тот или иной кризис. По крайней мере с точки зрения понимания происходящего ситуация стабилизировалась. Рынок будет волатилен, все будет меняться, «дышать» в соответствии с экономической ситуацией, но к этому сегодня все уже подготовлены гораздо лучше, чем это было в IV квартале прошлого года. Поэтому, на мой взгляд, массового обвала рынка не будет.

 Как ваши решения могут помочь российским банкам справиться с текущей негативной ситуацией? Существует ли в вашей компании то, что принято называть «антикризисным предложением»?

К. К.: Я бы с осторожностью относился к самому понятию «антикризисное предложение». Зачастую это просто название для какого-то набора продуктов, в некотором роде ритуальное наименование для маркетинговых служб. В реальной жизни у банков есть конкретные потребности в том или ином функционале. Например, в системе поддержки принятия решений или оценки рисков. Наши предложения, как я уже говорил, лежат в трех областях. Для бизнес-решений мы предлагаем системы анализа и обработки данных, в области технологий – решения для виртуализации и консолидации, и на стыке бизнеса и технологий мы предлагаем решения на базе SOA. Вполне структурированная и понятная картинка. Помимо этого, разумеется, у нас есть предложения в области финансирования проектов, но это на сегодняшний день есть у всех. Банки сами профессионально занимаются финансами, и эти темы, как правило, не вызывают у них большого интереса.

 

 Какие ваши решения и продукты пользуются сегодня наибольшим спросом со стороны российских банков?
 
К. К.:
В области аналитики это решения Cognos, IFW, Banking DataWarehouse. Продукты для консолидации – это серверы hi-end-уровня – мейнфремы и серверы семейства Power Systems. Также большой интерес заказчики проявляют к системам хранения данных с функцией виртуализации. С точки зрения внедрения сервис-ориентированной архитектуры традиционно высокий спрос на решения WebSphere, куда включается обширное семейство продуктов.

 

      В области сервисов, которые мы предлагаем, отмечается высокий спрос на IТ-аудит. Заказчики просят нас оценить состояние их IТ-инфраструктуры на предмет ее возможной оптимизации. Кроме того, часто просят помочь с разработкой краткосрочной IТ-стратегии. Сюда входят вопросы, которые можно относительно быстро решить, чтобы повысить эффективность работы имеющихся IТ-систем или дополнить их необходимым функционалом.

 Есть ли какие-нибудь перспективные разработки, которые можно скоро ожидать на российском рынке?

 К. К.: Есть несколько нишевых, но очень интересных с научно-технологической точки зрения продуктов. Так, совместно с TD Bank было разработано решение для анализа информации при работе с опционами System s. Рынок сегодня очень подвижен, и для успешной торговли тем или иным активом нужно уметь анализировать огромные потоки неструктурированных данных в режиме реального времени. Решение System s позволяет «на лету» обрабатывать поступающую информацию, на складывая ее в хранилище, и выдавать результаты анализа. С помощью этого решения банк построил систему, которая в 21 раз быстрее обрабатывает данные, касающиеся опционов, чем любые другие.

       Есть еще решение в области защиты информации, разработанное совместно с Цюрихской исследовательской лабораторией. Создан новый алгоритмический подход к шифрованию информации, который позволяет гораздо надежнее защитить передаваемую через сети информацию. Решение реализовано на флэш-носителе ZTIC и может подключаться к персональному компьютеру конечным пользователем. Таким образом можно существенно повысить доверие пользователей к совершению финансовых транзакций через Интернет.

 Эти решения появятся на российском рынке?

 К. К.: Сегодня они существуют в виде бета-версий. Со временем, конечно, выйдут на рынок. IBM активно занимается разработкой новых продуктов, существенная часть прибыли вкладывается R&D, в исследования и разработки. Никакого снижения активности работы в этом направлении нет.

Как вы оцениваете текущую ситуацию на банковском рынке России?

К. К.:
Общая ситуация, к сожалению, не столь радужна, как нам бы всем хотелось. Во всем мире банки, кредитные учреждения находятся не на лучшей стадии своего развития. Следствием этого, конечно, является стремление экономить и оптимизировать издержки. Вместе с тем понятно, что потребность в информационных решениях не исчезла, хотя и приобрела другие формы. В кризис возникают иные потребности, в том числе и в информационных технологиях, нежели те, что были в период роста. Не секрет, что информационные системы российских банков находятся не на том уровне сложности и функциональности, как в банках развитых стран мира. В эпоху бурного роста рынка вопросы модернизации банковских информационных систем решались, что называется, «с колес». Если мощности системы не хватало, ее наращивали за счет покупки дополнительных серверов, вычислительных мощностей и т. п. Серьезное развитие функционала, развитие «в глубину», просто не успевало за ростом самой банковской системы.

 

       Сейчас требуется другой курс. И выясняется, что требуется внедрять новые решения, новые прежде всего с функциональной точки зрения, а на это нужны средства. Таким образом, отрасль оказывается в ситуации, когда требуется функциональное обновление систем, а средства на это жестко ограничены. Руководство компаний, в том числе банков, решает вопрос, как получить нужный функционал, не потратив при этом большие деньги и много времени? Поиск ответов на эти вопросы – сегодня основная тенденция рынка. В своем общении с заказчиками мы видим, что при планировании того или иного проекта зачастую основным требованием является достижение быстрого результата. Запуск грандиозных проектов на сегодняшний день менее вероятен, чем это было раньше. Иначе говоря, проекты становятся, возможно, меньше по объему, но характеризуются нацеленностью на конкретный результат, требуемый для каких-то конкретных целей. Это может быть, например, система для поддержки принятия решений за счет создания единого имиджа клиента или внедрения аналитических продуктов, и главное – это должно быть внедрено «завтра». И к предлагаемым решениям предъявляются требования гораздо большей подготовленности, индустриальной стандартизации и «заточенности» под конкретную проблему и при этом сокращенного срока внедрения.

 У компании IBM есть такие решения?

К. К.: Безусловно. Компания IBM очень давно начала заниматься вопросами аналитических систем, потому что банковская аналитика нужна не только в период кризиса. Системы типа Banking DataWarehouse, Information FrameWork (IFW), решения семейства Cognos составляют существенную часть нашей продуктовой линейки. Повторюсь, мы давно начали заниматься этими решениями, поскольку на западном рынке банки уже прошли период бурного развития и решают другие задачи. Их потребности в информационных технологиях и решениях для поддержки бизнеса направлены в сторону развития и усложнения функционала информационных систем. Теперь то же самое требуется на российском рынке. Благодаря тому, что эти решения уже были выработаны и подготовлены нами заранее, они могут быть быстро принесены на российский рынок.

 

Компания IBM известна в первую очередь своими серверными решениями, что вы делаете в этом направлении?

 К. К.: Сегодня дополнительные серверы не являются предметом первой необходимости для банков. В период бурного роста, когда ежегодно происходил рост клиентской базы и проводимых операций на десятки и сотни процентов, проще всего для расширения информационной системы было приобрести еще один сервер. И еще один и т. д. Мало кто думал об их эффективности. Сегодня стоит другая задача – снижение расходов. А как их снижать с таким серверным парком, с большим количеством площадок, где они размещены, и большим количеством обслуживающего персонала? Консолидация серверов для создания общей вычислительной платформы – простое решение и довольно быстро окупаемое. Спрос на такие решения – очень позитивная тенденция для нас, поскольку вопросами централизованной, консолидированной обработки данных компания IBM занималось на протяжении десятилетий. Это в нашем ДНК. Руководитель информационной службы сегодня поставлен в жесткие условия необходимости оптимизировать расходы. Консолидация вычислительных систем – это простой и ясный путь для достижения этой цели. Причем грамотно организованная консолидация проводится в относительно короткие сроки и дает быструю отдачу.

       Есть еще третий аспект в области решений, наиболее отвечающих сегодняшним потребностям рынка. Если решения для аналитики и обработки данных можно отнести к бизнес-решениям, а продукты для серверной консолидации и виртуализации – к технологической составляющей, то на стыке бизнеса и технологий стоит обратить особое внимание на сервис-ориентированную архитектуру (SOA). Известно, что в ближайшее время ожидается, а в ряде случаев уже начался процесс слияний и поглощений компаний. Банковский рынок будет затронут им одним из первых. Как обеспечить слаженное функционирование различных компаний? Во многих случаях банки используют настолько разные информационные системы, что они вообще не могут обмениваться данными и как-то «договариваться» между собой. Наиболее простое решение в данном случае – обеспечить общую шину данных, общее хранилище, на которые уже можно надстраивать необходимые модульные функции. В основе идеи SOA лежит очень простой принцип. В свое время, когда разрабатывались индивидуальные компьютеры, была выдвинута гениальная идея – создать общую шину данных, через которую обеспечивалось бы взаимодействие центрального процессора, оперативной памяти, других устройств. В основе SOA лежит та же идея – построение общей шины данных для программного комплекса предприятия. Необходимые модульные функции надстраиваются на эту шину данных. Это позволяет соединять между собой разнородные модули и разные информационные системы, объединять для общего репортинга данные из различных подсистем, дополнять при необходимости общий функционал и т. д.

      Все эти решения, о которых я говорил, и продукты для поддержки технологических решений у нас есть.

 Вы рассчитываете увеличить свою долю рынка в кризис?

 К. К.: Конечно.

Какую долю занимает банковский сектор в общем бизнесе IBM?

 К. К.:  Мы не называем точных цифр по отраслям, но могу сказать, что это самый крупный сегмент в нашем бизнесе. Банковский сектор всегда был очень важным направлением для IBM. Это одна из самых развитых индустрий с точки зрения потребления информационных технологий. По статистике, российские предприятия в среднем тратят 3% своего годового оборота на информационные технологии, а банки – более 7%. Это данные по России, по миру показатели еще выше. Банки являются самыми крупными потребителями IТ.

 Осенью прошлого года часто приходилось слышать мнение, что IТ-рынок ждет большая «чистка» – многие компании уйдут с рынка. Как вы оцениваете ситуацию на сегодняшний день? Как чувствуют себя ваши российские партнеры?

 

К. К.: Я бы ответил известным высказываем, что слухи о смерти рынка оказались сильно преувеличенными. Я не могу вспомнить компаний, ушедших с рынка. Понятно, что объемы операций меняются вместе с размером рынка, это объективная ситуация. Но мы не сталкивались с тем, чтобы наш партнер сказал, что наша продукция не продается и он уходит с рынка. Не хочу вдаваться в теоретические дискуссии о том, что нас ждет осенью. Уважаемые экономисты высказывают об этом множество мнений, зачастую прямо противоположных. На мой взгляд, каким бы ни было развитие экономики, пусть даже с негативным трендом, шока на рынке уже не будет. В IV квартале 2008 г. на рынке был шок. Многие оказались не готовы к резким переменам, к остановке и даже падению рынка после длительного периода бурного роста. Однако менеджмент российских компаний в большинстве своем привычен к кризисам. У нас еще не появилась та генерация менеджеров, которая не пережила бы на собственном опыте тот или иной кризис. По крайней мере с точки зрения понимания происходящего ситуация стабилизировалась. Рынок будет волатилен, все будет меняться, «дышать» в соответствии с экономической ситуацией, но к этому сегодня все уже подготовлены гораздо лучше, чем это было в IV квартале прошлого года. Поэтому, на мой взгляд, массового обвала рынка не будет.

Как ваши решения могут помочь российским банкам справиться с текущей негативной ситуацией? Существует ли в вашей компании то, что принято называть «антикризисным предложением»?

К. К.:Я бы с осторожностью относился к самому понятию «антикризисное предложение». Зачастую это просто название для какого-то набора продуктов, в некотором роде ритуальное наименование для маркетинговых служб. В реальной жизни у банков есть конкретные потребности в том или ином функционале. Например, в системе поддержки принятия решений или оценки рисков. Наши предложения, как я уже говорил, лежат в трех областях. Для бизнес-решений мы предлагаем системы анализа и обработки данных, в области технологий – решения для виртуализации и консолидации, и на стыке бизнеса и технологий мы предлагаем решения на базе SOA. Вполне структурированная и понятная картинка. Помимо этого, разумеется, у нас есть предложения в области финансирования проектов, но это на сегодняшний день есть у всех. Банки сами профессионально занимаются финансами, и эти темы, как правило, не вызывают у них большого интереса.

Какие ваши решения и продукты пользуются сегодня наибольшим спросом со стороны российских банков?

К. К.:В области аналитики это решения Cognos, IFW, Banking DataWarehouse. Продукты для консолидации – это серверы hi-end-уровня – мейнфремы и серверы семейства Power Systems. Также большой интерес заказчики проявляют к системам хранения данных с функцией виртуализации. С точки зрения внедрения сервис-ориентированной архитектуры традиционно высокий спрос на решения WebSphere, куда включается обширное семейство продуктов.

       В области сервисов, которые мы предлагаем, отмечается высокий спрос на IТ-аудит. Заказчики просят нас оценить состояние их IТ-инфраструктуры на предмет ее возможной оптимизации. Кроме того, часто просят помочь с разработкой краткосрочной IТ-стратегии. Сюда входят вопросы, которые можно относительно быстро решить, чтобы повысить эффективность работы имеющихся IТ-систем или дополнить их необходимым функционалом.

  Есть ли какие-нибудь перспективные разработки, которые можно скоро ожидать на российском рынке?

 К. К.: Есть несколько нишевых, но очень интересных с научно-технолог



© 2020 БАНКОВСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ
Первое издание на российском рынке, посвященное информационным технологиям для банков.
Москва, Проспект Мира, д.3, корп. 1
+7 (495) 120-81-42
info@int-bank.ru

Свидетельство СМИ ФС77-39103 от 11 марта 2010 года.
По вопросам сайта просим обращаться к администрации сайта: info@int-bank.ru.
При использовании материалов необходимо давать ссылку на www.banktech.ru.