Валерий Торхов: «НПС — актуальный вопрос с узкими интересами»

30 Апреля 2014 20:00

Интервью с Валерием Торховым, председателем правления банка «Авангард».

«Мир карточек»: Насколько российский карточный рынок готов сегодня к тому, чтобы обрести, наконец, собственную национальную платежную систему? И с точки зрения «железа», и с точки зрения технологий?

Валерий Торхов: Думаю, что степень готовности очень высокая. И российский рынок, возможно, наблюдал бы уже завершающий этап, если бы работа, которую до недавнего времени вел ЦБ РФ, не была бы прервана. Причем те планы, которые существовали, были очень разумны. Так как предполагалось, что российская НПС будет запущена именно на базе ЦБ.

Что касается чисто технических решений, то их также достаточно на рынке. Четыре известных российских поставщика процессинговых решений - БПЦ Платежные технологии, ЦФТ, OpenWay и Compass Plus - вполне способны предоставить нужное ПО. Тем более что многие решения уже апробированы в таких крупных и успешно работающих банках, как Альфа-Банк, Газпромбанк, Сбербанк. Более того, эти решения масштабируемы, и легко могут быть доведены до нужных кондиций. Так что здесь трудностей в принципе быть не может.

Однако сегодня вопрос создания НПС - не самый актуальный. Гораздо важнее решить другую проблему, а именно отделить внутренние транзакции от международных процессингов, от контроля и влияния Visa и MasterCard - так, как это уже сделано во многих странах и успешно работает, и с чем международные платежные системы благополучно смирились. Если бы этот вопрос был решен, то другие проблемы не стояли бы так остро. Тем не менее, сегодня эти вопросы объединяют. Тогда как создание НПС было и остается актуальным вопросом с довольно узкими интересами.

Если бы этот вопрос был решен раньше, то нам бы не пришлось в срочном, практически аварийном порядке заниматься вопросом создания НПС. Потому что единственный аварийный вопрос, который стоит закрыть - это исключить политический риск. Потому что недопустимо, когда на внутреннюю российскую транзакцию, осуществляемую по карточке российского же банка, запрет установлен вне России.

«М.К.»: Каким образом можно исключить политический риск?

В.Т.: Будет вполне достаточно замкнуть все транзакции по карточкам Visa и MasterCard, выпущенным российскими банками, в пределах России. Тогда как выпускать «наружу» только операции, инициированные в России, но по иностранным карточкам. Или же когда российские карточки будут обслуживаться за рубежом, так как их держатель находится за пределами страны.

«М.К.»: Насколько важен опыт использования процедур, определенных международными платежными системами и регламентирующих работу на карточном рынке?

В.Т.: Возможно, это самый важный опыт, который привнесли Visa и MasterCard на российский карточный рынок. В частности, это касается сложившихся правил и процедур рассмотрения спорных случаев. У МПС написаны целые тома документации, формулирующие правила рассмотрения ситуаций в отношении спорных транзакций между банком-эмитентом, представляющим интересы держателя карточки, и торговой точкой. И вот эти правила и процедуры, как мне кажется, было бы очень полезно использовать.

Что касается технологии, то было бы разумным взять за основу сложившиеся и прошедшие проверку временем международные стандарты. Ведь стандарты ISO определяют буквально все: что такое карточка, каковы ее физические и электромеханические свойства, что на ней записано, каковы основные особенности операционной системы чипа, каков протокол взаимодействия чипа с внешним миром и т.д.

Стандарты работы - это, безусловно, сильная сторона международных платежных систем, их несомненное достоинство. Так почему бы не воспользоваться этим огромным опытом? В конце концов, у нас есть уже собственный почти десятилетний опыт массового использования сложившихся платежных технологий, включая использование чиповых карточек и платежей в интернете. Мы должны этот опыт использовать.

«М.К.»: Что должна представлять собой карточка, работающая в рамках НПС?

В.Т.: Во-первых, это карточка, которая несет бренд НПС. Во-вторых, это карточка, которая может нести - не обязательно, но желательно - бренд международной платежной системы, позволяющий использовать ее за рубежом. Можно было бы с Visa и MasterCard заключить соответствующее соглашение о кобренде: каждая карточка могла бы нести два бренда - НПС и один из международных брендов.

«М.К.»: Вы полагаете, что международные платежные системы на это пойдут?

В.Т.: Если в российском законодательстве будут закреплены соответствующие нормы, то они будут вынуждены их учитывать. Visa и MasterCard - акционерные компании. Они ведут бизнес в нашей стране, и у них нет причин от этого бизнеса отказываться. Это было бы не разумно.

«М.К.»: Второй логотип на карточке, будь то кобренд иди кобейджинг - не важно, открывает новые возможности экономики. Каковы здесь перспективы?

В.Т.: Да, это тоже очень важный аспект новых реалий российского карточного рынка. Каждая отдельная операция по карточке сопряжена со множеством комиссий, которые выплачиваются многими участниками этой операции друг другу. Например, комиссия взимается с торговой точки, но она распределяется между банком-эквайером, банком-эмитентом и платежной системой.

Существуют две группы комиссий. Первая - сервисные комиссии, которые уплачиваются за авторизацию операций, за клиринг и расчеты по операции. У Visa и MasterCard эти комиссии очень и очень незначительные, и было бы неплохо, если бы в рамках НПС национальный оператор взимал с участников комиссии именно на таком уровне. Более того, у Visa и MasterCard эти комиссии дифференцированы в зависимости от объемов транзакций и колеблются в пределах 2-5 центов за транзакцию.

Вторая категория комиссий больше и значительно более важная. Эта группа включает, в частности, market development fee и еще некоторые комиссии, все они связаны с поддержкой бренда. Они выражены в процентах и взимаются за использование бренда платежной системы, размещенного на карточках. И вот это как раз очень значительные деньги, которые российские банки заплатили Visa и MasterCard за развитие рынка и за использование бренда. Известно, что порядка 90% транзакций осуществляется внутри России, хотя и обрабатывается за ее пределами. Это те комиссии, за которые мы платили и продолжаем платить, и это как раз то, что в рамках функционирования НПС можно было бы не делать. Или платить, но уже собственной НПС, на развитие своей системы.

«М.К.»: Что еще необходимо учесть при создании отечественной НПС?

В.Т.: Необходимо учитывать баланс интересов участников рынка. Платежная система, если мы говорим о карточной системе, в каждый момент ее состояния и развития - это следствие баланса интересов между эмитентом и эквайером, регулируемого interchange fee, т.е. взаиморасчетами между эмитентом и эквайером: если операция осуществляется в торговой точке, то эквайер платит эмитенту, если операция в банкомате - эмитент платит эквайеру. Уровень этих комиссий и определяет баланс интересов. Именно баланс. Крен в сторону увеличения этих комиссий так же вреден, как и крен в сторону снижения.

Если interchange fee слишком высока, то торговой точке экономически невыгодно принимать к оплате карточки, если слишком занижена, то эмитенту перестает быть выгодным развивать свои продукты. И здесь тоже очень важен опыт международных платежных систем, которые умеют подобный оптимальный баланс поддерживать, разделяя продукты.

В каком случае правомерно устанавливать высокий interchange fee, который торговая точка платит эквайеру, а эквайер в свою очередь эмитенту? Эта плата компенсирует беспроцентное кредитование по кредитным карточкам. Если не будет беспроцентного кредитования, то кредитки станут совсем не интересными. Разумеется, беспроцентное кредитование - вещь условная. Только в том случае, если клиент успевает рассчитаться с банком в момент действия grace period, он получает льготу в виде беспроцентного кредита. Но это сильный стимул для клиента использовать свою кредитную карточку. Во-вторых, высокий interchange fee компенсирует различные бонусные программы. Ведь наиболее востребованы у клиентов, а стало быть, популярны у эмитентов, карточки с бонусами, в частности кобрендовые карточки с авиакомпаниями, предполагающие начисление миль. С другой стороны, есть сети гипермаркетов и супермаркетов с очень низкими ценами, так называемые дискаунтеры, которые экономят буквально на всем, в том числе и на банковских комиссиях. И для них вопрос размера interchange fee принципиален.

Надо сказать, что сейчас этот вопрос на российском рынке международными платежными системами решен крайне неудачно, так как в категорию дискаунтеров вписались гипермаркеты не столько с низкими ценами, сколько с высокими оборотами. И они в буквальном смысле «убивают» экономику и беспроцентного кредитования, и бонусирования. Но можно же решить этот вопрос так, как это сделано, например, в Европе, где разделены кредитные и дебетовые продукты. Например, в Германии некоторые торговые точки принимают только карточки Maestro. При создании НПС изначально можно было бы ввести разные уровни interchange fee для кредитных и дебетовых продуктов. Тогда сети с высокой маржой могли бы принимать любые карточки, сети с низкой маржой – только дебетовые продукты.

Было бы полезно, если б в обсуждении тарифной политики вновь создаваемой НПС и при уже окончательном формировании межбанковских комиссий принимали участие эксперты ведущих российских банков. Опытные эксперты есть во всех банках, и их присутствие станет залогом того, что узкие интересы не будут превалировать при принятии этих важных решений. Хотелось бы, чтобы интересы рынка превалировали. Ведь если будут учтены интересы рынка, то будет наблюдаться рост безналичных оборотов, - а это как раз то, что нужно государству.

«М.К.»: Многолетние наблюдения за российским карточным рынком показывают, что банки не умеют договариваться между собой. Сегодня в столь специфической ситуации банки могут договориться? Они в принципе на это способны?

В.Т.: Банки - это коммерческие организации. У каждого банка свой интерес. И было бы правильно, если бы Центральный банк внимательно всех выслушал, а потом назначил тарифные ставки. Должна существовать некая структура, которая будет над банками - как всегда были над банками международные платежные системы. На мой взгляд, это единственный жизнеспособный вариант функционирования. Система может работать только при условии четкого порядка, и его следует установить волевым усилием - с учетом интересов российского рынка в целом.

«М.К.»: У международных платежных систем есть еще одна миссия - это гарантия платежа. Она сохранится у национальной платежной системы?

В.Т.: Очевидно, что эта задача тоже будет решена. Ведь если отечественная НПС будет создана под эгидой Банка России, то Банк России и будет выступать в качестве гаранта платежа. Он умеет это делать. В рамках платежной системы действуют правила и гарантии, устанавливаются страховые депозиты, которые не всегда выражены в виде конкретных денежных сумм, - иногда это могут быть аккредитивы или же иные инструменты. ЦБ же вовсе не обязательно вводить страховые депозиты, так как он видит остатки на корсчетах. И для НПС было бы лучше, если бы расчеты шли именно через корсчета в ЦБ, а не через корсчета в выделенных расчетных банках, как это осуществляется в настоящий момент.

«М.К.»: У международных платежных систем помимо функции гарантии платежа есть еще одна созидательная миссия - они придумывают продукты.

В.Т.: И продукты, и технологии, и стандарты, и протоколы. Причем продукты - это как раз наименее важная функция, которая вполне могла бы быть передана непосредственно в банки, хотя уровень interchange fee устанавливается в соответствии с той или иной категорией карточного продукта. Я думаю, что в рамках отечественной НПС в принципе не было бы необходимости в реализации полного спектра продуктов. На начальном этапе было бы достаточно ограничиться каким-то предельно простым набором продуктов.

Допустим, дебетовый, кредитный, кредитный премиальный. И уже внутри этих трех категорий банк бы сам обозначал свои бренды - золотые, платиновые или даже бриллиантовые. А со временем их спектр мог бы быть расширен. Однако гораздо важнее, что мы должны, как мне кажется, соответствовать международным стандартам и поддерживать технологии, обеспечивающие эти стандарты. Но в то же время для внутрироссийских транзакций должны быть применимы наши собственные технологии и стандарты.

На начальном этапе нужно реализовать на карточке самые простые базовые сервисы, такие как получение наличных, перевод с карточки на карточку, оплата в торговой точке и в интернет-магазине. Это все то, к чему клиент привык, и без чего он карточкой пользоваться не будет. А в дальнейшем можно было бы сосредоточиться уже на более интересных и исключительных сервисах.

«М.К.»: Visa и MasterCard - коммерческие компании, что делает их ведение бизнеса максимально гибким. Тогда как присутствие ЦБ говорит об участие государства в структуре НПС. Насколько это оправдано?

В.Т.: Главная цель Visa и MasterCard -- извлечение прибыли. Это акционерные компании, чьи акционеры требуют максимального дохода. У отечественной НПС цель принципиально иная, а именно - обеспечить эффективную и безопасную работу карточек и развитие карточного рынка. Безусловно, здесь есть некоторое противоречие. Дело в том, что развитие рынка, в котором заинтересовано государство, возможно при условии соблюдения оптимального баланса интересов эмитентов и эквайеров, который позволит выпускать карточки всем жителям страны и обеспечит прием этих карточек во всех торговых точках страны.

Причем это должно быть сделано с учетом интересов всех участников рынка, а не какого-то одного игрока. Возможно, такой баланс было бы гораздо более эффективно создавать в рамках коммерческой структуры. Однако коммерческая структура всегда будет ставить главной своей целью максимальный доход. Но я не уверен, будут ли в таком случае соблюдены национальные интересы.

«М.К.»: Насколько банки заинтересованы в сотрудничестве именно с Visa и MasterCard? Или им все равно с кем работать?

В.Т.: Если ситуация сложится так, что нужно будет работать без международных платежных систем, мы или любой другой банк вполне сможем приспособиться и к таким условиям. Банки хотят работать с карточками, потому что у клиентов они как банковский продукт востребованы. Банки в любом случае сохранят карточный бизнес, просто уже на основе других карточных продуктов. Гораздо важнее правила и стандарты, тарифная политика, наконец, нежели какой-то конкретный бренд.

«М.К.»: Насколько международным платежным системам интересен российский рынок? Насколько они способны быть гибкими для работы на российском карточном рынке в новых реалиях?

В.Т.: Думаю, что интересен. Я делаю такой вывод по опыту работы с Visa и MasterCard. И не думаю, что они хотят уйти с российского рынка. Думаю, что этого никто не хочет. Но обе платежные системы - акционерные компании, зарегистрированные в США. Сильное влияние в них оказывают американские банки. А значит, вопрос работы на российском рынке - это вопрос политики.

Впрочем, напряженность никому не нужна, и не думаю, что она будет долго сохраняться. Мы все-таки живем в условиях открытого мира, а значит, взаимовыгодное сотрудничество с международными платежными системами нам крайне важно. За их плечами более чем пятидесятилетний бизнес-опыт, в том числе и опыт работы на российском рынке.

вернуться назад

События

Новости

Корпоративные новости