Олег Кузьмин

20 Мая 2014 03:36

Олег Кузьмин: «Мы уже вполне успешно конкурируем с нашими западными коллегами на зарубежных рынках. Можно заметить, что по крайней мере в странах ближнего зарубежья заметно проникновение разработок российских компаний».

Родился 21 марта 1964 г.

Окончил механико-математический факультет МГУ им. Ломоносова, по специальности «Механика». Несколько лет работал в оборонно-промышленном комплексе.

С 1989 г. - в Кредо-Банке. Один из учредителей компании «Инверсия».

С 1996 - в компании «Инверсия», вице-президент.

Как и когда вы начали работать сфере банковской автоматизации?

- После окончания механико-математического факультета Московского государственного университета им. Ломоносова я несколько лет работал в оборонно-промышленном комплексе. А в 1989 г. меня в составе группы специалистов пригласили поработать в коммерческом банке. Это был Кредо Банк. Собственно говоря, так и зародилась компания «Инверсия», первые продукты которой были сделаны именно для Кредо Банка. И на их основе мы потом и стали формировать компанию, которая помимо обслуживания банка занялась самостоятельными разработками. По сути, «Инверсия» была выделена в независимое подразделение, которое помимо обслуживания банка на условиях аутсорсинга занималась еще и самостоятельным бизнесом, - как прообраз того, что сейчас делает Сбербанк, выделяя IT-службу в самостоятельную компанию, способную поставлять на рынок технологические решения.

Потом наступил 1997 г., когда у Кредо Банка была отозвана лицензия, а компания «Инверсия» продолжила свое независимое существование.

Какие профессиональные достижения вы сами считаете главными в своей карьере?

- Я принимал участие в создании компании, которая работает на рынке 21 год, занимая при этом лидирующие позиции на рынке. Само по себе это серьезное, на мой взгляд, достижение, которое относится не только к профессиональной сфере, но и к области жизненных достижений. Как говорится, родить сына, построить дом, посадить дерево - это вечные цели и вечные ценности. Но, оказывается, есть еще одна вещь, которая далеко не всеми достижима, - создать компанию.

Мы как компания являемся значимым игроком на рынке, и за последние несколько лет существенно подняли свою планку: если раньше мы занимали место где-то в середине большого списка, то сейчас нам удалось выбиться в лидеры по многим направлениям.

И меня все эти года не покидает гордость за свою работу. В непростое для страны время мы оказались не где-то на задворках, занимаясь перепродажей товаров, а создаем интеллектуальные ценности, приумножая ее экономический капитал. Пусть наши продукты нельзя потрогать руками, но российские банки их используют много лет, благодаря чему также много лет инвестируют в отечественные высокие технологии.

Приходилось ли вам когда-нибудь принимать профессиональные решения, которые вы сегодня считаете ошибочными?

- Неоднократно. Весь наш путь развития - это нелегкий путь проб и ошибок. Мы регулярно сами инвестируем средства в создание инновационных решений, и далеко не все эти проекты, что называется, «выстреливают». Некоторые из них приходится сворачивать, но каждый из них тем не менее - новый бесценный опыт, так что об «ошибочных» решениях жалеть не приходится. И без такого риска мы не смогли бы успешно работать и развиваться.

Когда в России возник рынок банковской автоматизации? С чего все начиналось и что лично вам кажется «точкой отсчета»?

- На момент начала работы Кредо Банка отсутствовали в принципе какие бы то ни было продукты автоматизации для коммерческих банков, позволяющие учитывать операции банка. Начиналось все с самых примитивных вещей - так называемых операционных дней, которые представляли собой отображение движения операций по лицевым счетам, и которые позволяли получить элементарные виды отчетов. Написаны они были на простейших языках программирования и основывались на не промышленных базах данных.

Решения были и в самом деле примитивными, однако же они заполняли тот вакуум, который был. Я помню, как мы внедряли одну из первых таких систем, а параллельно главный бухгалтер банка рядышком пытался подвести баланс, щелкая костяшками на счетах. И когда уже в самом конце он искал затерявшиеся два рубля, помогли ему только подробные выписки из компьютера.

Затем для нас был очень интересен 1991 г., когда Кредо Банк получил генеральную валютную лицензию. Президентом банка было сказано, что первая же валютная операция должна быть проведена непосредственно на компьютере. Поэтому в кратчайшие сроки и в авральном режиме система была создана. Это было время, когда мы работали не только и не столько за деньги, сколько за идею: было так интересно, было так захватывающе попасть на этот рынок, где наши решения расхватывались как горячие пирожки, что деньги отходили как-то на второй план.

1991-й и последующие несколько лет - это были годы взрывного развития российской банковской автоматизации. Десятками в месяц банки получали лицензии, начинали работать, и при этом это были просто какие-то инициативные группы людей, за плечами у которых не было абсолютно никакого опыта и уж тем более никаких технологий. Это было время создания первичного рынка автоматизации, и наши решения по прошествии многих лет, могу с гордостью об этом сказать, оказались не только хорошо востребованными, но и вполне конкурентоспособными, как минимум на российском рынке. Вопреки тогдашним прогнозам, что все здесь через 10-15 лет заполонят иностранные разработки.

Какие этапы и значимые события в развитии рынка вы бы выделили?

- Я бы не стал говорить о каких-то этапах, которые принято связывать с кризисами. С моей точки зрения, самый главный на сегодняшний день результат - это то, что российская банковская система постепенно вписывалась в мировой рынок, появлялись новые финансовые инструменты и стандарты, близкие к общемировым, и вместе с этим развивались новые продукты, автоматизирующие те или иные направления банковской деятельности. Параллельно развивались и средства автоматизации. И в итоге сегодня мы имеем программные продукты, которые по производительности и функциональности достаточно близки своим иностранным аналогам. И с зарубежными банками, которые приходят на наш рынок, мы наконец-то разговариваем на одном языке, мы прекрасно понимаем те задачи, которые ставятся на этом рынке, и можем предложить адекватное решение.

Более того, мы уже вполне успешно конкурируем с нашими западными коллегами на зарубежных рынках. Можно заметить, что по крайней мере в странах ближнего зарубежья заметно проникновение разработок российских компаний.

Российский рынок банковских информационных технологий с самого начала развивался очень изолировано - удачных проектов внедрения зарубежных решений почти не было. Почему? Так ли сильно отличались задачи российских и зарубежных банков?

- В западных системах автоматизации бухгалтерских операций, в отличие от российской, существует система односторонних проводок. Т.е. отдельные счета можно только дебетовать или только кредитовать без обязательной корреспонденции с другим счетом, тогда как отечественная бухгалтерия базируется на принципе двойной записи - когда кредитуется один счет, в обязательном порядке дебетуется другой счет. Это означает, что даже в таких фундаментальных понятиях существует серьезный разрыв в области привычек, экономической логике, менталитете. Так что требуется серьезная адаптация иностранных решений для того, чтобы они ложились в нашу действительность.

Очень активно меняется российский банковский рынок с точки зрения законов. Нормотворчество настолько частая и регулярная вещь, что системы вынужденно подлежат постоянному переписыванию. На западе это совсем не так: принятые и настроенные решения работают десятками лет и не требуют вообще никакого вмешательства в их работу.

Получается, что любая иностранная система, внедряемая здесь, должна иметь постоянную серьезную поддержку, быть легко и быстро модернизируемой, но такого рода работа над западными продуктами предполагает очень серьезные финансовые вливания, недоступные подавляющему большинству российских банков. Поэтому пока на российском рынке превалируют отечественные же решения.

Были ли на рынке банки-лидеры, которым стремились, в части автоматизации, подражать конкуренты?

- Безусловно, были и есть. И сегодня это зачастую одно из важных условий выбора той или иной компании-разработчика - наличие у нее действующих контрактов с банками-лидерами. Несомненно, успешные внедрения в агрессивно развивающихся банках каких-то технологий дает большой рывок для продаж в другие банки аналогичных решений. Банки в процессе выбора вполне обоснованно предполагают, что если они берут инструменты от компаний, которые автоматизировали банки-лидеры, то вместе с системой они получают новейшие технологии, и их внедрение поможет им активно развиваться.

Есть несколько десятков крупнейших банков, по основным показателям своих операций справедливо считающихся лидерами на рынке. Как правило, крупнейшие банки эксплуатируют широкую гамму программных решений от компаний-лидеров. И мы можем похвастаться успешными проектами с рядом крупнейших банков России - ВТБ24, Газпромбанк, Альфа-Банк, Банк Москвы. С помощью наших продуктов автоматизированы розничные операции ТрансКредитБанка, идет интереснейший проект в Банке «Тинькофф Кредитные Системы».

Такие банки-лидеры являются, как правило, генераторами интересных идей, на них обкатываются новые технологии и оттачиваются решения, поскольку они работают в экстремальных условиях обработки огромного количества информации. И если некое решение смогло удовлетворить банк-гигант, то оно, несомненно, будет адекватно работать в средних и малых банках. Немаловажным является и факт наличия нескольких сотен банков-партнеров, с которыми существуют договорные отношения. Все это не только гарантия качества самих программных продуктов, но и некое мерило устойчивости самой компании-разработчика: их наличие говорит, что компания достаточно защищена от тех коллизий, которые сотрясают отечественную экономику. Более того, это уже становится очень весомым требованием в рамках проводимых тендеров.

Верно ли, что долгое время банками были востребованы лишь учетные системы, а о технологиях управления никто не задумывался? Когда и почему произошел перелом?

- Это не совсем так. В Кредо Банке еще в 1991-1992 годах проводился аудит международными организациями, которые указывали на некоторый разрыв между учетом и аналитикой в рамках автоматизации банковских процессов. Признаюсь, разговаривая с аудиторами и анализируя их выводы, не сразу понимали, как отвечать вызовам времени. Но процессы такие шли и в ряде других крупных банков, через пару лет они перестали казаться незнакомыми и пугать запросы банков в области аналитики и хранилищ. И уже тогда были первые внедрения аналитических систем, предназначенных для управленческого учета и управления бизнесом как таковым, решения по автоматизации ведения бюджета, аналитическим системам, позволяющим в разных плоскостях анализировать устойчивость банка, делать разного рода прогнозы и т.д.

Но тогда это чаще были не специализированные решения, предлагавшиеся отдельным пакетом, а некоторый дополнительный функционал, встроенный в рабочее место конкретного исполнителя. На тот момент была накоплена еще совсем небольшая база таких решений на российском рынке, и они были мало востребованы в силу неизвестности и недостаточной подготовленности банковских структур: далеко не во всех банках в принципе понимали, о чем вообще идет речь, когда мы предлагали им соответствующие решения.

Бывали ли в истории рынка моменты, когда потребности банков явно опережали возможности поставщиков, и информационные технологии становились препятствием для развития и роста бизнеса?

- Дело не в отставании или опережении. В момент, когда мы создавали первые продукты пятнадцать-двадцать лет назад, весьма часто именно мы являлись и поставщиками технологий банковских процессов, потому что именно нами был накоплен необходимый опыт, который заимствовали банки вместе с покупкой каких-то решений.

Сегодня ситуация поменялась кардинально. Появилось поколение специалистов, окончивших специализированные вузы, имеющих опыт работы в западных банках на основе других технологий. И вообще, сегодня очень много инициативы наблюдается именно со стороны банков-заказчиков. Но мы тоже не стоим на месте, инвестируем в инновационные направления, иногда эти разработки оказываются очень удачными, и мы являемся застрельщиками новых идей и новых предложений.

Банковская среда очень и очень неоднородна. В некоторых банках есть светлые головы, способные сформулировать технологические идеи на несколько лет вперед. Просто из-за разных уровней развития некоторые решения, над которыми работает компания, в ряде банков уже в настоящий момент востребованы, а для кого-то - это вопрос относительно ближайшего будущего. И это также является стимулом для компаний-разработчиков делать ставку на лидеров банковского рынка, чтобы всегда быть на острие технологического развития, постоянно двигаться вперед и обеспечить им технологический прорыв, работая если уж не на опережение, то хотя бы не отставая от них.

Более того, именно такой подход дает возможность за очень разумные сроки и средства подтягиваться банкам-середнячкам и не набивать шишки там, где лидерами уже были сделаны серьезные инвестиции. Так, например, было с решением под названием кредитный конвейер или кредитный фронт офис, которые несколько лет назад индивидуально создавались под банки, выходившие на рынок потребительского кредитования. Суть его заключалась в том, чтобы быстро обработать заявку клиента, провести необходимые проверки, принять управленческое решение и либо оформить этот кредит, либо в нем отказать, и тогда это было достаточно инновационное решение, создаваемое непосредственно под конкретные банки. Если же сегодня какие-то банки намереваются выходить на этот рынок, то для них уже не нужно специально разрабатывать решение с нуля, потому что существует большое количество наработок, готовых решений, которые можно достаточно гибко настроить и очень быстро запустить без большого количества кодирования.

Это штатный подход для компаний-лидеров: новые решения апробируются на одном-двух флагманских банках, которым зачастую это также экономически выгодно - так как компании-разработчики в разработку новых прорывных решений первично инвестируют собственные средства. И первые банки получают такие решения на льготных условиях. Передовое решение тестируется и вводится в эксплуатацию во флагманских банках, извлекается необходимый опыт, после чего продукт уходит в промышленную эксплуатацию и предлагается другим банкам. Такой подход к развитию системы и заинтересованности банков в активном сотрудничестве с нами используется «Инверсией» в подавляющем большинстве проектов.

Насколько сегодня решения российских разработчиков конкурентоспособны по сравнению с западными решениями? Почему большинство российских разработчиков так и не вышли на зарубежные рынки?

- Ну, это не совсем так. Это раньше, пятнадцать-двадцать лет назад отечественные решения были примитивны, и на тот момент были бы сильно неконкурентоспособны, если бы на российский рынок пришли зарубежные разработчики.

Сейчас время поменялось, и я могу сказать, что все тендеры, которые проводятся банками, и в которых принимают участие зарубежные компании, не обнаруживают явного подавляющего преимущества зарубежных решений, способных подвигнуть банки остановить свой выбор именно на них. Мы сейчас вполне конкурентоспособны на российском рынке по сравнению с зарубежными компаниями.

Что же касается выхода на сложившиеся западные рынки, то выйти на них действительно очень сложно. Во-первых, существует некоторое предубеждение в отношении российских продуктов. Во-вторых, там десятилетиями работают свои разработчики, и существует десятилетиями складывавшаяся плотная спайка между компаниями и банками, для которых практика работы с каким-то конкретным разработчиком является уже частью корпоративной культуры.

Совсем другое дело - развивающиеся рынки и рынки ближнего зарубежья. Там мы конкурируем с иностранными компаниями вполне успешно, и в местных банках, это уверенно можно утверждать, превалируют российские решения. Мы, например, успешно сотрудничаем с банками Абхазии и Южной Осетии. Там близкие к российским правилам системы учета, отсутствует языковый барьер, и там еще более важен именно ценовой фактор, так что выбор российских систем осуществляется практически безальтернативно.

На Украине и в Казахстане присутствуют иностранные разработки, но и там мы вполне успешно с ними конкурируем. А выход на рынки более далекие - это дело времени, и я не вижу каких-то серьезных препятствий, которые смогут помешать нам выйти на эти рынки в ближайшие несколько лет.

вернуться назад

События

Новости

Корпоративные новости