Кирилл Кибалко

25 Сентября 2013 08:55

Кирилл Кибалко,
директор департамента развития IT, HOME CREDIT & FINANCE BANK


Родился 7 августа 1972 г.
Окончил Московский государственный строительный университет по специальности «Автоматизированные системы управления».
В 2002 г. получил степень Executive MBA в Universiteit Antwerpen Management School.
Профессиональную карьеру начал в 1992 г. с позиции программиста в компании «Кворум».
2000-2003 гг. - компания «Кворум», генеральный директор.
2004-2005 гг. - консалтинговый бизнес, реализация заказных проектов.
2006-2008 гг. - компания «САП СНГ», менеджер.
С 2008 г. - банк HOME CREDIT BANK, начальник управления развития и сопровождения программного обеспечения, с 2010 г. - директор департамента развития IT.

Как вы пришли в область банковской автоматизации?
-Я окончил Московский государственный строительный университет по специальности «Автоматизированные системы управления», и вообще по жизни - айтишник с того самого момента, как только узнал от существовании компьютера. Еще во время учебы в институте я начал работать по специальности - писал различные программы по контрактам, а на четвертом курсе пришел в компанию «Кворум» программистом. Компания тогда еще называлась по-другому, но уже группа специалистов работала над созданием информационной банковской системы «Кворум», которая, кстати, до сих пор работает в банке Хоум Кредит. Это был 1992 г., и с тех пор вся моя жизнь связана с этими шестью буквами - КВОРУМ.

Собственно банковской автоматизацией я начал заниматься сразу же, как только пришел в компанию. Название своего первого клиента я вспомнить, правда, не могу, - все-таки это было двадцать лет назад. Помню, что рынок только-только формировался, системы были совсем простые и внедрялись за один день.

Сегодня я занимаюсь банковской автоматизацией «внутри», работая непосредственно в банке Хоум Кредит, куда пришел в 2008 г. Но особенность моей профессиональной карьеры состоит как раз в том, что я всю свою сознательную жизнь проработал, что называется, по ту сторону баррикад: занимался как разработками, так и консалтингом, и только четыре года назад перешел на сторону заказчика.

Какой проект в области банковской автоматизации был для вас самым интересным или самым значимым?
-Наверное, у каждой компании, которая разрабатывает банковские системы, наиболее памятным моментом является переход на новый план счетов с января 1998 г. В результате весь 1997 г. на рынке был страшный ажиотаж: никто не понимал, что нужно делать, но все утверждали, что сделают это непременно. Ясность и определенность появилась только в декабре, так что весь конец года прошел в разработках в каком-то безумном режиме; 31 декабря 1997 г. мы ушли с работы в половине одиннадцатого, а уже второго числа снова были на работе. Потому что баланс по новым правилам нужно было сформировать уже где-то числа седьмого. Вместе с нами переходили на новый план счетов несколько сотен банков, и все они благополучно это сделали.

А в феврале позвонил клиент, представился банком и спросил, как ему перейти на новый план счетов. Нас, конечно, это удивило: был огромный проект, рынок стоял на голове, - а тут клиент как из другой жизни. Оказалось, что люди купили банк, а предыдущий собственник запустил бухгалтерию и учет. Сначала мы к этому отнеслись с юмором, потом стало понятно, что ситуация не смешная. Мы, разумеется, им помогли, на Новый план счетов перевели. Я время от времени встречаю название этого банка в прессе, - значит, живы и продолжают работать.

Верно ли, что долгое время банками были востребованы только учетные системы, а о технологиях управления никто не задумывался? Как менялись поставляемые банкам решения?
-Знаете, есть здесь некоторое лукавство компаний-разработчиков, которые в конце 90-х гг. таким образом себя рекламировали. С моей точки зрения, не существует отдельно учетных и управленческих систем. Потому что учет - это неотъемлемый элемент управления; если ты не умеешь учитывать, то ты не сможешь управлять. Так что разделение понятий - это скорее маркетинговый ход компаний, нежели реальность.

Другое дело, что системы самого первого поколения были действительно исключительно учетные: они несли в себе только информацию о совершенных операциях как факт, без какого бы то ни было жизненного цикла. Но их довольно быстро сменили системы, которые поддерживали бизнес-процессы, и которые лично мы в компании «Кворум» продавали как управленческие. Но и те и другие назывались АБС.

Однако сегодня термин АБС в принципе устарел. Он действительно был актуален в 90-х гг. и начале 2000-х гг., когда была еще жива иллюзия, что одной информационной системой можно перекрыть потребности банка. Но создать такое решение не удалось никому, так как в нем нужно было заложить слишком большую функциональность; слишком уж большой объем задач такая система должна была бы выполнять.

Сегодня гораздо актуальнее термин IT-ландшафт банка. В IT-ландшафте банка должна быть система, которая поддерживает основную банковскую деятельность, - так называемый Core Banking. Это ядро банковской деятельности, обеспечивающее бухгалтерский учет, расчеты, регуляторную отчетность для Центрального банка. Но помимо этого существуют другие различные системы - хранилище данных, система управленческой отчетности, система поддержки call-центра, которая является межотраслевой, и т. д.

Системы, которые раньше называли АБС, заняли некоторую свою нишу и достигли определенного уровня зрелости. Как следствие, например, в нашем банке внедрением инноваций в систему Core banking занимаются менее 10% разработчиков. У нас есть масса других систем: автоматизация деятельности на фронт-офисе банка, управленческой отчетности, продуктовые системы и т. д. - в развитие которых мы и направляем основные силы, а это более 150 разработчиков.

В итоге получается, что те компании, которые продолжают продавать только АБС, захватывают очень узкий спектр. Нам интересны инновации, которые важны бизнесу: какое-то новое предложение для клиентов, или же более дешевое предложение для клиентов, или же первыми предложить это новое, или же улучшить наши продажи. В любом случае инновация должна предполагать в первую очередь экономическую целесообразность. Более того, сегодня уже нет принципиальной разницы - работает ли в банке импортное ядро или же отечественное. Мы научились интегрировать различные системы между собой, что принципиальнее сегодня выбрать для какого-то определенного сегмента лучшее решение на рынке, быть может, даже и не банковское. Там, например, у нас в ХКФБ работает система управления хозяйственной деятельностью отнюдь не банковская, но лучшая на рынке - в конце концов, административно-хозяйственная деятельность и в банке, и на предприятии одинакова. Лучше купить специализированную систему для того продукта, который мы хотим продавать своим клиентам, - и интегрировать его в общую систему. И система эта может быть и западная, и иностранная, и самописная. Сегодня интеграционные технологии, получившие активное развитие с начала 2000-х гг., - это четкая область знаний и инструментария, которая позволяет соединять все со всем. Хотя иногда это действительно может быть и сложно, и дорого.

Отстают ли сегодня российские банки от своих зарубежных коллег с точки зрения IT?
-На западных лежит очень тяжелый груз старых систем, разработанных еще в 70-80-х гг., и живущих на допотопных мейнфреймах, с вычислительной мощностью современного телефона. Тем не менее они живут, и они работают. Еще каких-то десять лет назад западные банки просто не понимали, что с этим делать, и были погружены в эти проблемы. В этом смысле российские банки находились в выигрышном положении. Они не умели работать с большим количеством клиентов, у них не было практического опыта. Но технологически при работе на малых объемах они были значительно впереди. Тем не менее западные банки нашли решение проблемы: они пришли к выводу, что от устаревших систем нужно избавляться, и стали внедрять современные решения, опережая тем самым как минимум средние российские банки. Другими словами, мы просто двигаемся не синхронно.

И потом, есть банки и банки. Есть банки-лидеры, позиция руководства которых предполагает главенствующее положение IT в банке и значительные инвестиции в них. Современный розничный банк, стремящийся занять не только лидирующее, но и хоть сколько-нибудь заметное положение на рынке, не может существовать без IT. Поэтому IT и инвестиции в инновации IT - это важный инструмент развития бизнеса и его конкурентное преимущество. В таких банках IT развиты и вполне сравнимы с IT в западных банках.

И есть другие российские банки, которые ориентированы, наверное, не столько на рост бизнеса, сколько на сохранение своей ниши. В них инвестиции в IT намного слабее, проблемы совсем другие, зрелость подходов и технологий гораздо ниже, и они не выдерживают сравнения не только с западными банками, но даже и с лидерами российского банковского рынка. Так что важнее не страновая принадлежность банка, а стратегия банка и позиция его руководства, то, как этот банк развивается, и где он себя видит в будущем.

Какие профессиональные достижения вы считаете главными в своей карьере и цените больше всего?

-Я менеджер, и там, где я работаю - в компании или в банке - я ставлю перед собой задачу выстроить работу так, чтобы моя организация, мое подразделение эффективно работали бы и без меня. Технологические процессы и регламенты должны быть составлены таким образом, чтобы производственный конвейер работал бесперебойно. Может быть, его работа без меня не будет так активно улучшаться, но функционировать будет и дальше. И нынешняя практика общения с компанией «Кворум», где я когда-то начинал программистом и вырос до генерального директора, и куда сегодня прихожу как клиент, тому доказательство. Я вижу, что там до сих пор работают некоторые правила, подходы и регламенты, которые мы с моей командой создавали, когда я руководил этой компанией, хотя я почти десять лет там уже не работаю. Думаю, что это и есть самая точная и правильная оценка менеджмента.
вернуться назад

События

Новости

Корпоративные новости