Игорь Голдовский

20 Сентября 2013 07:25

Игорь Голдовский, генеральный директор компании «Платежные технологии»
Родился 23 января 1958 года.
В 1981 г. с красным дипломом окончил МФТИ (Московский физико-технический институт), кандидат физико-математических наук.
С 1984 по 1993 гг. работал в НИИ оборонной промышленности и Академии Наук СССР, где занимался вопросами математического моделирования функционирования сложных систем управления.
С 1994 по 2004 гг. - в банковской группе СБС-АГРО, где с 2001 г. был генеральным директором компаний «СТБ КАРД» и «СТБ-Платежная система».
С 2000 г. и по настоящее время генеральный директор ведущей российской консалтинговой компании в области безналичных расчетов и дистанционных банковских сервисов ЗАО «Платежные Технологии».
С 2008 г. и также по настоящее время генеральный директор компании ООО «Мобильные Решения», являющейся поставщиком решений в области мобильного банка и мобильных платежей. Автор более 60 научно-исследовательских и аналитических статей, монографий «Безопасность платежей в Интернете», «Микропроцессорные карты стандарта EMV», «Банковские микропроцессорные карты», а также соавтор бизнес-энциклопедии «Пластиковые карты» (раздел по карточной безопасности).

Как и когда вы начали работать в сфере банковской автоматизации?
-В самом начале 1994 г. я приступил к работе в компании СТБ Кард в должности директора по развитию. Я пришел в компанию по приглашению Александра Смоленского, собственника и руководителя банка «Столичный», а познакомился с ним благодаря своему хорошему товарищу, который в то время был одним из руководителей банка.

Началось все с того, что мой товарищ попросил меня сделать банку предложение по развитию его телекоммуникационной инфраструктуры. В это сейчас трудно поверить, но в 1993 г. банки подключали синхронные терминальные устройства (банкоматы, серверы отделений) к своим центральным системам по выделенным каналам связи, сети передачи данных не использовались. Потом была «защита» моего предложения в банке, а через короткое время меня пригласил на встречу Александр Смоленский и предложил возглавить подразделение, занимающееся банковскими коммуникациями. В это время я завершал работу в качестве технического директора в совместном американо-российском предприятии со звучным названием АРК (Американо-Российский космос) и собирался стать директором по продуктам в самой крупной в то время компании, занимавшейся созданием в России коммерческой сети передачи данных. Харизма Александра Павловича возымела свое действие, и я дал согласие на его предложение.

Перед самым Новым 1994 годом Смоленский снова пригласил меня к себе и неожиданно предложил стать одним из руководителей СТБ Кард. Тот факт, что я про пластиковые карты слышу во второй раз в жизни, его нисколько не смущал. Он, конечно, понимал, что научиться можно всему - было бы желание. А мне было интересно заниматься областью IT, охватывающей широкий круг знаний из самых разных областей информационных технологий.

Какие профессиональные достижения вы считаете главными в своей карьере?
-Оглядываясь назад, я бы разделил свои «достижения» на личные и коллективные. С личными достижениями все достаточно просто. Я считаю, что это окончание с золотой медалью средней школы, поступление (конкурсы тогда были астрономические) и окончание с красным дипломом лучшего технического вуза страны московского физтеха (МФТИ), поступление в аспирантуру и защита диссертации на соискание степени кандидата физико-математических наук (тому скоро 30 лет). В диссертации имеется несколько результатов из области управляемых случайных процессов, которыми я и сегодня горжусь.

Из личных достижений в области пластиковых карт я бы отметил отстаивание места и роли отечественных платежных систем в СМИ и на многочисленных конференциях, свое участие вот уже 15 лет в работе European Operations Advisory Committee системы MasterCard, разработку в самом начале 2000 г. стандарта ПИН2 для повышения безопасности операций электронной коммерции, который и сегодня продолжает использоваться. Фактически стандарт ПИН2 стал предтечей стандарта SPA/UCAF, принятого чуть позже в MasterCard.

К своим личным достижениям я также отнес бы и работу по популяризации карточных технологий, и написание монографий по микропроцессорным картам и электронной коммерции.

В связи с моими книгами хотелось бы сделать короткое отступление. Бывает обидно слышать от коллег такие их оценки: «Вот здорово - про все рассказано в одной книге, да еще на русском языке». На самом деле, я в первую очередь пытался растолковать используемые в карточном бизнесе технологии, рассказать, почему используемые стандарты устроены именно так, а не иначе, в чем смысл тех или иных применяемых в стандарте процедур. Я рассматриваю свои книги не как описание стандартов, а как их толкование. Жалко, что не все это понимают.

Что касается коллективных достижений, то это, безусловно, создание и развитие ПЦ СТБ. Конечно, здесь имелся и личный вклад, состоявший в убеждении собственника в необходимости отказа от ранее использовавшегося в СТБ решения для процессингового центра, в определении приоритетов для развития ПЦ СТБ и т. п. Но все-таки создание СТБ как крупнейшего в свое время российского процессингового центра - дело рук многих первоклассных специалистов IT-команды Смоленского.

Приходилось ли вам принимать профессиональные решения, которые вы сегодня считаете ошибочными? Насколько в принципе путь CIO - это путь проб и ошибок?

-Серьезных ошибок не допускал, Бог миловал. На мой взгляд, путь CIO - это ни в коем случае не путь проб и ошибок, если речь идет о CIO в компаниях, занимающихся прикладными вопросами (например, в банках). Путь проб и ошибок - это, возможно, путь исследовательских компаний, причем компаний, работающих на самом переднем фронте человеческих знаний, где наука и техника не успели еще сказать свое веское слово.

Для банков информационные технологии играют важную, но вспомогательную роль. Переоценивать степень влияния инновационности банковских технологий на бизнес точно не стоит. Например, сегодня много говорится о мобильных бесконтактных платежах как о чем-то инновационном. Но физические принципы, лежащие в основе этих платежей, были открыты Майклом Фарадеем в первой половине 19 века! Инновационной в данном случае является не технология, а идея использовать радиоинтерфейс для работы с картами.

Что важнее для успеха CIO: фундаментальные знания, непрерывное образование, организационные способности, умение видеть и чувствовать тенденции или что-то еще?
-Я всегда считал, что главное для достижения успеха в любом деле - наличие интуиции, здравого смысла и запаса энергии. Конечно, профессиональные знания оказывают влияние и на здравый смысл, и на интуицию. Например, обладая нужными знаниями, вы не станете думать о пустых, заведомо тупиковых вещах, а будете подходить к решению задачи на основе апробированных, проверенных подходов. Но с другой стороны, зашоренность, возникающая от избытка знаний, может иной раз и помешать делу, тому есть масса примеров. Главным оружием против зашоренности является интуиция, способность увидеть решение в стороне от принятых стандартных подходов. Кроме того, на рынке всегда присутствуют технологии-пустышки, знание о которых только повредит вам. Какое-то время о них много говорят, а потом быстро забывают. Здравый смысл, позволяющий распознать такую пустышку, никто не отменял. Здравый смысл - вещь деликатная, его формируют и знания, и искра Божья.

Кто вы в большей степени - профессионал в области IT или топ-менеджер? Как менялась ваша профессиональная роль со временем? Можно ли сказать, что IT и бизнес в банках постоянно сближаются?
-Льщу себя надеждой, что я все-таки профессионал в области IT с задатками лидера, способного зажечь и повести за собой коллектив единомышленников. Однако моя профессиональная роль, к великому сожалению, со временем менялась в сторону увеличения веса административных функций.

Что касается взаимоотношений представителей бизнеса и IT, то их нужно рассматривать с точки зрения принципа единства и борьбы противоположностей. Бизнес и банковские IT служат одному делу - развитию банка. Друг без друга существовать в банке они не могут. Без бизнеса банку никто и ничто не нужно, в том числе и банковские IT. Без IT современный банк вряд ли сможет успешно работать и оставаться конкурентоспособным.

Но, как это ни парадоксально, отношения между бизнесом и IT всегда носят антагонистический характер. Бизнес генерирует множество идей, для реализации которых используются IT. При этом скорость генерации этих идей в стандартном банке превышает скорость их воплощения в информационных системах банка. Постоянно растет очередь невыполненных работ, часть которых неизбежно отпадает в силу потери своей актуальности. При этом бизнес считает IT главным тормозом прогресса банка, а IT считает представителей бизнеса бестолочью, которая не знает, чего хочет, и уж точно не умеет формулировать свои потребности.

Мне кажется, что подобная ситуация характерна для многих компаний. В существенной степени помогает справиться с ней наличие прослойки между бизнесом и IT, которая может административно относиться к IT, и которую называют технологами. Технологи помогают бизнесу формализовать его запрос к IT. Забавно, что в ходе обсуждения запроса представителями бизнеса и технологами периодически выясняется, что задумка бизнеса яйца выеденного не стоит и, более того, является частным случаем уже когда-то реализованной идеи. Бывает и так, что решение неясно поставленной бизнесом задачи не требует модернизации ИС, а сводится к изменению конфигурации системы штатными средствами.

Мне кажется, что наличие технологов, умеющих, с одной стороны, разговаривать на одном языке с бизнесом, а с другой - сформулировать задачу (написать ТЗ) для подразделения IT  - это универсальный, хотя и недешевый способ «примирения» бизнеса и IT.

Когда в России возник рынок банковской автоматизации? Что лично вам кажется точкой отсчета? Какие этапы в развитии рынка вы бы выделили?
-Для меня точка отсчета совпадает с появившимися в самом начале 90-х многочисленными программами с кодовым названием «Опердень» или «Бухгалтерия», написанных на коленке и с весьма ограниченной функциональностью. Что касается карточных процессинговых решений, то здесь с самого начала ставка в основном делалась на западные разработки, хотя были и исключения, Например, ПО, используемое в Union Card, UCS, Золотой Короне.

Специально заниматься анализом развития рынка банковской автоматизации ради деления на условные этапы я бы не стал. Рынок развивался вполне логично: от самописных малофункциональных неапробированных решений, использовавшихся при дефиците финансовых средств, малых размерах бизнеса и отсутствии ясного понимания того, что информационная система должна сделать для банка, - к полнофункциональным промышленным стандартным масштабируемым решениям сегодня.

Российский рынок банковских информационных технологий с самого начала развивался изолированно - удачных проектов внедрения зарубежных решений почти не было. Так сильно отличались задачи российских и зарубежных банков? Почему западные системы так поздно пришли на российский рынок?
-Не согласен с тем, что рынок развивался изолированно, и могу привести многочисленные примеры того, как российские банки осваивали и используют сегодня решения западных компаний. Безусловно, у нашего рынка и отдельных его представителей имеются специальные требования к системам банковской автоматизации. Это и требования к отчетности, и географическая распределенность некоторых банков, охватывающих несколько часовых поясов, в которых операционный день должен закрываться отдельно, и другие требования. Однако в основе российских и западных решений лежат одни и те же базовые принципы их функционирования.

И я не согласен с тем, что банковские системы пришли на наш рынок поздно. Лидеры рынка фактически начинали свою работу с использования западных систем. Например, банк «Столичный» в 1992 г. использовал АБС PABA, а в качестве процессингового решения применял систему ITM/400 (потом эти решения были заменены на другие и тоже западные решения). Другое дело, что уровень бизнес-культуры многих российских банкиров в то время был таким, что тратить серьезные деньги на IT они не были готовы, а иногда и просто не могли. Не было всеобщего понимания того, что IT - важный элемент, определяющий конкурентоспособность банка.

Были ли на рынке банки-лидеры, которым стремились в части автоматизации подражать конкуренты?
-Здесь я не берусь дать точный ответ - никогда не был на стороне конкурентов. Слышал, в том числе от представителей международных платежных систем, что многие в качестве эталона рассматривали информационную систему банка «Столичный» (потом «СБС-Агро»). Она, действительно, была спроектирована и с самого начала сопровождалась на уровне западных стандартов, и обладала функциональностью, которую многие даже ведущие банки и сегодня не имеют.

С самого начала «Столичный» выбрал концепцию централизованной информационной системы: центральная система-сервер отделения-тонкий клиент на РМ операциониста. Это существенно улучшало качество и стоимость сопровождения решения, его безопасность, скорость внедрения новых продуктов, предоставление одинакового набора банковских услуг в любом отделении банка любому его клиенту и, конечно, возможность получения бизнесом самой актуальной интегрированной информации о текущих финансовых показателях банка т. п.

И в то время (середина 90-х гг.) для многофилиального банка централизованная система была лучшим решением, а разговоры о том, что коммуникаций нет или они слишком дороги, были мифом. Например, «Столичный» развернул собственную сеть спутниковой связи на базе VSAT-станций, и это не было безумно дорого в сравнении с вариантом создания территориально распределенной информационной системы.

Верно ли, что долгое время банками были востребованы лишь учетные системы, а о технологиях управления никто не задумывался? Когда и почему произошел перелом?
-Да, это верно. Перелом наступил с ростом объемов и функциональности бизнеса. В качестве примера можно привести следующее рассуждение. Когда в банке 20 банкоматов, то справиться с ними в режиме ручного управления могут и администраторы ПЦ банка. Когда банкоматов 300, функцию управления банкоматами необходимо автоматизировать.

Другой пример: использование банками систем мониторинга транзакций на предмет мошенничества. Когда банк обрабатывает 1 тыс. транзакций в день, их мониторинг можно выполнять вручную, но когда их обрабатывается 100 тыс. в день, качественно решить эту задачу без специализированной системы мониторинга уже невозможно.

Почему окончательной интеграции российских банковских технологий с зарубежными так и не произошло? Почему большинство банков в России пользуются отечественными разработками, а большинство российских разработчиков так и не вышли на зарубежные рынки?
-По моему твердому убеждению, нет такого понятия как «российские банковские технологии» и «зарубежные банковские технологии». Есть понятие «банковские технологии». Многие российские банки давно и успешно пользуются информационными системами, приобретенными на Западе. Соответственно разработки наших компаний используются на Западе.

Однако я соглашусь с тем, что российские банки, особенно средние и небольшие, отдают большее предпочтение отечественным продуктам. Причин здесь несколько, но главные - две. Во-первых, качество отечественных разработок в основном соответствует мировому уровню, во-вторых, сопровождение отечественных разработок дешевле и комфортнее для банка (языковый фактор, отсутствие необходимости приезда западных специалистов за счет банка и т. п.).

Такие российские разработчики банковского ПО, как OpenWay Systems (компания зарегистрирована на Западе, но по сути является российской), Compass Plus, БПЦ успешно продают свои решения за рубежом.

Почему IT-аутсорсинг, выросший, можно сказать, именно на банковской отрасли за рубежом, до сих пор не прижился в России? Были ли - теоретически - возможны другие сценарии развития?

-Существует множество причин для того, чтобы аутсорсинг в его сегодняшнем понимании не имел у нас в России всеобъемлющего характера. Главная - присущее российским компаниям недоверие ко другим игрокам рынка, в том числе и к любому самому авторитетному аутсорсеру, а также сознание факта потери контроля над отдаваемыми на аутсорсинг процессами. Имеются также юридические ограничения, например, запрещающие банкам хранение персональных данных в аутсорсинговых компаниях.

Проблемы, возникающие в результате использования аутсорсинга, известны банкам и сегодня, потому что банки его уже применяют. Например, банки не разрабатывают ПО для АБС или процессинга, а пользуются услугами специализированных поставщиков решений. Что это такое как не аутсорсинг услуги разработки ПО для банка? А теперь назовите мне хотя бы один банк, который был бы полностью доволен своим поставщиком программного решения. Помимо высокой, по мнению банка, стоимости сопровождения продукта со стороны поставщика решения, один из главных упреков - недостаточное внимание, оказываемое банку. И если вдруг у банка возникает срочная задача, то выясняется, что выполнить ее аутсорсер может в сроки, мало устраивающие банк, а возможность повлиять на этот процесс у банка весьма ограничена. Недостаток нужного ресурса - главная проблема любого аутсорсера. Если под каждого клиента аутсорсеру выделять столько же ресурсов, сколько их выделялось в банке, то каким образом аутсорсеру можно радикально уменьшить стоимость услуги для банка? За счет более высокой степени профессионализма аутсорсера? Конечно, но на практике этого недостаточно. Вот и получается, что удельно в расчете на одного клиента внимание к банку ослабевает.

Кроме того, необходимым условием передачи основных услуг на аутсорсинг является четкая формализация этих услуг, которая отсутствует в подавляющем большинстве наших банков. Трудоемкая дорогостоящая работа по формализации требует отвлечения ресурсов ведущих специалистов банка. Я думаю, что в ближайшее время банки будут продолжать передавать на аутсорсинг лишь неспецифичные для них услуги.

Рассматривать другие сценарии развития рынка в сослагательном наклонении, на мой взгляд, не очень интересно. Я полагаю, что рынок развивался и развивается совершенно логично. Единственное отставание наших банков, которое я бы хотел отметить, состоит в культуре сопровождения информационных систем. Она, вне всякого сомнения, должна повышаться. В остальном наши банки вполне соответствуют мировым стандартам.

Какие тренды в области IT влияют сегодня на банковский бизнес? Какие будут влиять в ближайшие пять лет?
-Мне кажется, что вопрос нужно ставить иначе: что сегодня требуется банкам для реализации своих бизнес-задач, и как им в этом помогают IT? На мой взгляд, основными трендами с точки зрения банковского дела являются персонализация банковских услуг (клиентоориентированность), повышение качества и снижение себестоимости услуг, скорость внедрения новых услуг и продуктов. Для решения этих задач используются уже давно ставшие привычными технологии, например, централизация информационных систем банка, кластеризация, CRM-системы, и начинают применяться такие новые достижения IT, как виртуализация, «облачные» технологии, BPM-решения и т. д.

Самое большое влияние на банковское дело в недалеком будущем окажет сотовый телефон. Очевидно, что по мере повышения безопасности телефонов (внедрения в них элементов безопасности) удаленный доступ к банковским услугам с использованием телефона станет массовым, а снабжение телефона бесконтактным высокочастотным интерфейсом превратит его в универсальную пластиковую карту. Форм-фактор пластиковой карты будущего - сотовый телефон и другие гаджеты!

Будут ли банки во всем мире и, в частности, в России продолжать проигрывать часть рынка телекоммуникационным и другим технологическим компаниям? Согласны ли вы с тем, что это естественное следствие конвергенции технологий?

-Я не стал бы говорить, что банки проигрывают конкуренцию телекоммуникационным компаниям. Просто телекоммуникационные компании фактически становятся банками. Это не имеет никакого отношения к конвергенции технологий: еще бы точно понять, что под этим термином понимается? Если то, что все приложения, коммуникационные и платежные, находятся на одной микросхеме, так у нас все на Земле состоит из элементов таблицы Менделеева.

Да, компании телекома начинают работать в сфере платежей - и это следствие того, что любые компании, имеющие огромную клиентскую базу, пытаются использовать ее во всех доступных им областях человеческой деятельности для умножения своих доходов. Поэтому сегодня не только телекоммуникационные компании, но и операторы социальных сетей (Facebook, Twitter и т. п.), гигантские поисковики (Google), агрегаторы онлайновых магазинов (PayPal), крупные мобильные ритейлеры ищут для себя нишу в банковском деле. Банк Связной - хорошее тому подтверждение у нас в России.

Сегодня специальные возможности в финансовой индустрии появляются у тех, кто обладает большой (несколько сотен миллионов человек) клиентской базой. Видите ли вы обратную возможность: могут ли банки приобрести за счет использования новых технологий новых клиентов и дополнительные бизнесы?

-Новых клиентов - конечно! Бизнесы - вряд ли. Сегодняшний уровень рентабельности банковского бизнеса и высокий уровень конкуренции не позволяют банкам выделять значительные ресурсы на дорогостоящие проекты. Такая концентрация ресурсов на большом проекте резко снижает привлекательность банка для его акционеров и клиентов - слишком высокими становятся риски.

Если собственники банка решат участвовать в другом бизнесе, то для этого проще создать отдельную компанию. Так они и делают. Банк - структура деликатная, требующая для успешного функционирования доверия к себе на рынке.

Что такое в вашем представлении «банк будущего»? Каким вы его видите?
-В моем понимании, это мобильный банк, когда клиент все, начиная от открытия счета и до выполнения операций по нему (удаленных и очных), может делать сидя дома, гуляя в парке, находясь в дальней командировке и т. п. Кстати, проект УЭК может оказать серьезную поддержку в этом деле. Теоретически можно стать клиентом банка и заключить с ним договор на обслуживание, не приходя в банк, но предварительно пройдя централизованную процедуру идентификации/аутентификации с помощью УЭК. Я уверен, что мобильный телефон станет очень востребованным каналом обслуживания, в том числе и идентификационного приложения карты УЭК. Сегодняшние IT готовы к созданию такого мобильного банка. Теперь слово за рынком! А я попробую объяснить рынку, как это можно сделать быстро и относительно недорого (извините за нескромность).
вернуться назад

События

Новости

Корпоративные новости