Игорь Дуброво

19 Мая 2014 06:52

Игорь Дуброво«В результате ликвидации ГВЦ Госбанка рухнула именно базовая система проведения и учета платежей, причем рухнула так, что были выключены целые регионы; расчеты с бывшими союзными республиками не проводились».

Игорь Дуброво,

генеральный директор компании «Ланит»

Родился 3 января 1946 г.

В 1969 г. окончил Московский экономико-статистический институт, кандидат экономических наук.

С 1983 по 1996 гг. работал в Центральном банке на различных должностях, от заместителя начальника ГВЦ до заместителя председателя ЦБ. Под его непосредственным руководством в центральном аппарате и 69 региональных центрах была разработана и введена в эксплуатацию современная автоматизированная платежная система страны.

С 1996 г. - заместитель председателя комитета при президенте РФ по политике информатизации, затем заместитель председателя Государственного комитета РФ по связи и информатизации.

С 1999 г. – в компании «Ланит». Отвечает за все проекты, выполняемые компанией для Банка России.

Вы много лет проработали в Госбанке СССР? Как там внедрялись и использовались информационные технологии?

- На момент моего прихода в ГВЦ Госбанка СССР в 1983 г. самая лучшая и самая современная техника тех лет стояла на Неглинке на первом этаже – счетно-аналитические аналоговые комплексы «Урал» производства Пензенского НИИ математических машин. Огромные залы, заполненные счетными машинами, -- это был верх оснащения!

А на шестом этаже корпуса «А» стояла фабрика механизированного учета, организованная еще в 1932 г. и с тех пор реально работавшая. Тогда, в 1983 г., весь этаж занимала перфорационная техника – табуляторы, перфораторы, сортировщики.

В регионах все было еще проще. Я как-то побывал в Рязанском главном управлении Госбанком СССР, так вот там множительная техника там представляла собой тазик с красной и кисточку с валиком, которые были призваны заменить ксерокс. В качестве же средств автоматизации и механизации использовались арифмометры Однера «Феликс» Курского завода счетных машин, о которых далеко не все сегодня имеют представление, - тринадцатизначные, с барабаном с рукояткой и жутко тяжелые.

А наши коллеги-«россияне» (Госбанк РСФСР), располагавшиеся на Житной, вовремя подсуетились и поставили более современную минскую технику – БК-комплексы, совместимые к тому же с импортными IBM PC. Это был жуткий перекос! Не могли российские республиканские учреждения быть оснащены лучше союзных! О чем я и сообщил своему руководству: «Смотрите, Россия движется вперед! А мы прозябаем». В общем, нажаловался.

И вот приезжает на Житную Алхимов Владимир Сергеевич, руководивший тогда Госбанком СССР, - бывший фронтовик, орденоносец, Герой Советского Союза и вообще легендарная личность. И я веду его показывать, как на Житной все обустроено, и одновременно жалуюсь, практически по-мальчишески, как мы в ГВЦ Госбанка СССР плохо живем.

А тогда в административной жизни присутствовал особый стиль решения вопросов, который, впрочем, и сегодня еще жив. От Житной до Неглинной езды – от силы 20 минут. Так вот когда мы уже въезжали на Неглинку, то с шестого этажа из окон на улицу выбрасывали всю старую технику фабрики механизированного учета – все эти перфораторы с табуляторами. А через три месяца у нас уже был мощнейший современный вычислительный центр.

Но отношение к инновациям в Госбанке СССР все-таки было неоднозначное. Я помню, моим куратором по поставкам вычислительной техники был Махов Дмитрий Васильевич, зампред и личность огромного масштаба. И вот когда мы привезли в Госбанк первый персональный компьютер – минскую машину серии ЕС ПЭВМ, он посадил меня за этот компьютер, а рядом сел сам – со счетами. И проверял возможности закупленной техники: давал мне задание, я выполнял его на компьютере, а он на счетах, и ни разу мы с компьютером его не побили.

Тем не менее первая персоналка в здании на Неглинной появилась, и сейчас там работает более 60 тыс. единиц оборудования, - такая вот динамика процесса автоматизации банковской системы!

Известно, что переходный период от Госбанка СССР к Банку России и системе национальных банков бывших союзных республик был очень сложным. Как тогда развивались события?

- Все рухнуло, причем в буквальном смысле. Когда рассыпался Союз, нас все в буквальном смысле выселили из Госбанка СССР. Я четыре месяца возглавлял Союзбанкинформ – организацию, которую мы специально создали, и которая позволила на переходном периоде всем республикам хоть как-то поддерживать платежи и расчеты и не рассыпаться окончательно.

За это время люди, которые потом кстати говоря стали моими большими друзьями, подкинули Борису Николаевичу Ельцину указ о ликвидации Главного вычислительного центра Госбанка СССР. Это была катастрофа.

Когда я этот указ прочитал, в ужас пришел, потому что отлично представлял, что за этим последует. И побежал в Белый дом на прием к  Александру Петровичу Починку,  в ведении которого находились банки, финансы, налоги и т.д. Я ему постарался объяснить, что это катастрофа, что не может страна без баланса жить ни одного дня, и что потом это восстановить будет крайне сложно. Я до сих пор помню слова, которые он мне сказал: «Игорь Глебович, вы преувеличиваете». И я ушел, потому что больше разговаривать, собственно, было не о чем.

В итоге произошло ровно так, как и должно было произойти: здание на Житной было заполнено платежными документами. Клиентов - это было первый и, надеюсь, последний раз в жизни – пускали в искать свои финансовые документы в святая святых! Но даже это, наверное, было не самое страшное Самое страшное началось, когда лозунг Бориса Николаевича «Берите суверенитета сколько хотите», когда республики его и в самом деле взяли. Приведу пример: российский Белгород традиционно обсчитывался в Харькове, но суверенная Украина отказалась его обрабатывать, что было даже, наверное, и логично, - в Белгородской области наступил коллапс. И таких пограничных примеров было множество!

Информатизация в Госбанке имеет три части – базовый платежный сегмент, т.е. обеспечение и контроль за платежами в стране; информационно-аналитический сегмент (статистика, аналитика, информация для управления) и вспомогательные сервисы. При этом платежная система обеспечивает прохождение и учет платежей, в результате обработки которых составляется каждое утро составляется баланс, - так живет страна. И за такой вот ежедневный утренний баланс страны с огромным количеством транзакций отвечает Госбанк. Так вот в результате ликвидации ГВЦ Госбанка рухнула именно базовая система проведения и учета платежей, причем рухнула так, что были выключены целые регионы; расчеты с бывшими союзными республиками не проводились, и премьер-министры этих самых республик бегали по этажам в поисках документов. Это был коллапс!

Руководство Госбанка СССР уделяло большое внимание внедрению современных электронныо-вычислительных машин. В те времена банк sk оснащен преимущественно отечественной техникой. Известные события потребовали резкого перестроения процессов взаимодействия и формирования новой структуры - Банка России. прекрасно понимая важность формирования современной информационной структуры ЦБ мы разработали тогда специальное предложение о том, в каком состоянии Банк России находится в плане внедрения IT, и куда ему, по нашему мнению, следует двигаться. Эти предложения были приняты, тем самым началось создание мощного комплекса аппаратно-технических срадств. Этот процесс продолжается до сих пор. И сегодня ЦБ России по праву является лидером в нашей стране по объему внедренных инновационных решений.

К 1994 г. были утверждены опытные зоны для тестирования новых технологий электронных платежей

Более того, рухнула вся выстроенная инженерная инфраструктура. Мы сменили «Уралы» на машины класса ЕС, Пензенский институт начал поставки телекоммуникационного оборудования, и мы практически были готовы на спецоборудовании и дистанционно обрабатывать платежные документы. Другими словами, зачатки нынешней дистанционной системы были уже тогда, в самом начале 90-х гг. Но Советский Союз распался, оборвались связи, а главное - прекратились поставки вычислительной техники из Прибалтики и Белоруссии, которую фактически нечем было заменить.

То есть автоматизация Банка России началась, фактически, с чистого листа? Как это было?

- К нам пожаловали спасатели с запада! Что называется, понаехало огромное количество зарубежных поставщиков, которые были готовы подсказать, как спасти ситуацию. Другими словами, запад решил нам помочь: был создан международный комитет, в который вошли представители различных российских ведомств, а также эксперты из различных стран мира, представители иностранных компаний-поставщиков, Всемирного Банка, Международного валютного фонда и т.д. Советы, конечно, давались космического масштаба! Ну, например, миллиард долларов – и Америка и IBM поставит для Центрального банка России мощнейшую и самую современную информационную систему.

При этом надо учитывать уровень инженерных знаний бывших советских, а ныне российских специалистов. Они же работали на принципиально иной технике! На совершенно иных машинах! Они могут легко выточить на ЦПУ какую-нибудь литеру, «манечкой» постучат. Но так, чтобы думать об операционных системах… В общем, и системщики, и математики, и инженеры, и программисты, и системные администраторы – все это старое ушло и вряд ли восстановится, а то, что существует в мире, нам недоступно, и мы этого элементарно не знаем. Конечно же, очень хотелось взять и купить, и работать на всем новом, импортном и самом современном оборудовании! Но где деньги на это все взять?

Мы придумали и предложили совершенно иной ход, совершенно исключительный, между прочим. Я сказал: «Мы с удовольствием примем вашу помощь и ваш опыт. Но для этого вы должны открыть двери своих фирм и заводов и дать возможность поучиться нашим инженерам и программистам. Не на шопинг слетать, а за знаниями – реальными практическими знаниями. Покажите ваше оборудование, расскажите о ваших планах и о новых разработках. А мы в свою очередь пустим вас в регионы: каждой компании – свой российский регион. Например, IBM – Иркутск, Siemens – Калининград, еще и приятно походить там будет, Unisys – Санкт-Петербург и так далее. И кто сумеет адаптироваться к местным условиям и решить наши региональные задачи, тот останется в регионе и получит там что называется «зеленую улицу».

И знаете, они на это пошли! Первой выстроила вычислительный центр в Иркутске компания IBM – самый современный, по последнему слову их западной научной мысли. И цель, можно сказать, была достигнута: отечественные специалисты получили неоценимый практический опыт, который иначе им просто негде было получить, - что делать, как делать, в какой последовательности, как развивать и наращивать. В общем, система восстановилась и задышала.  Появилось новое поколение первых российских специалистов в области банковской автоматизации.

Одновременно была проведено следующее административное решение: подчинение вычислительных центров непосредственно региональным отделениям Центрального Банка России, чтобы они были не при банке, а в банке. Тогда еще не все, быть может, понимали это, но мне во всяком случае было очевидно, что будущее за информатизацией, банк и его вычислительный центр – это одно целое. В результате по всей стране руководитель регионального вычислительного центра стал одновременно заместителем председателя регионального отделения Центрального банка или заместителем начальника Главного управления этого регионального отделения, а вычислительный центр – неотъемлемой частью банка.

Однако было во всем этом и отрицательный момент: в разных регионах была установлена разная техника, разные программы, разные комплексы – разношерстность, в общем. Но строить-то нужно одну единую систему. Причем те концептуальные задачи, которые были поставлен тогда, остаются принципиально важными и до сих пор, - это коммуникации и безопасность, как основные элементы функционирования электронных платежей.

Насколько высоким приоритетом информация была в Банке России в 90-х?

- У Госбанка СССР, а затем и у Центрального банка России информатизация всегда была в числе приоритетных задач, так уж исторически сложилось. Это потребность, это процесс осознанный, осознаваемый и непрерывный. Я всегда говорил, что автоматизация в банке это не автоматизация в министерстве культуры, там это может быть хобби, здесь – жизненная необходимость. И я думаю, что аналогов методичной последовательной информатизации ни в одном из министерств или ведомств в России не было и нет.

Но справедливости ради нужно отметить, что нашему учреждению всегда везло на руководителей. Некоторые из них управляли банком короткий промежуток времени, но след тем не менее смогли оставить заметный.

Насколько верно утверждение, что все процессы информатизации коммерческих банков в начале 90-х были исключительно продолжением того, что происходило в Банке России?

- Доля правды в этом есть. Центральный банк как надзорный орган осуществляет контрольную функцию. Он определяет правила игры, контролирует, регулирует процессы. И нашей задачей стала поддержка необходимого уровня взаимодействия и взаимопомощи, чтобы минимизировать неминуемые потери. На этом фоне и возникли компании-разработчики, в том числе, например, компания «Ланит», которой я имею честь руководить, и которая уже больше двадцати лет занимается банковской автоматизацией. И большинство компаний, которые являются лидерами в IT, родилось именно на этой ниве.

Информатизация в середине 1990-х гг. получила в Банке России один из высших приоритетов. Доказательством может служить эта доверенность, выданная И.Г. Дуброво.

вернуться назад

События

Новости

Корпоративные новости