Геннадий Заманский

25 Сентября 2013 06:37

Геннадий Заманский,
региональный менеджер, СНГ, компания Misys


Родился 17 декабря 1951 г.
В 1974 г. окончил МГУ им. Ломоносова, специальность - математика.
Начинал деятельность как инженер-программист в ЦНПО «Вымпел», затем в Институте ядерных исследований Академии наук СССР.
С начала 90-х гг. - в отрасли банковских технологий. В течение ряда лет представлял компанию ФОРС и продвигаемые ею решения, участвовал более чем в 30 международных тендерах и более чем в 10 крупных проектах в России и странах ближнего зарубежья.
В настоящее время основное направление деятельности - продвижение на банковский рынок СНГ технологического продукта нового поколения - платформы Misys BankFusion.

Как вы оказались на рынке банковских IT?
-Заниматься всерьез банковской автоматизацией я начал почти двадцать лет назад, еще в 1992 г., в компании ФОРС. У нас был тогда девиз: «На шаг впереди». И это хорошо, если предлагаемое решение или идея оказывается именно на шаг впереди рынка. Однако основная проблема, с которой мы сталкивались, - и тогда и впоследствии - состояла в том, что и идеи, и концепции, и продукты часто оказывались впереди вовсе не на шаг, а лет так на семь, а то и на десять. Все это, мягко говоря, не самым лучшим образом сказывалось на коммерческой реализации этих идей, а значит, и на их воплощении, Все, кто сталкивался с разработкой, меня поймут - не может быть продукт разработан без заказчика, причем даже не по причине отсутствия финансирования.

Это проблема отдельно взятой уомпании или общая тенденция?
-Оглядываясь назад, я понимаю, что это было и остается проблемой не одной лишь компании ФОРС, а всего российского рынка банковской автоматизации в целом. Идеи и концепции, рождающиеся на этом рынке, систематически опережают потребности и даже возможности банков в части реализации подобных предложений. Более того, многие высказанные здесь идеи нашли (или найдут в будущем) свое воплощение на массовом рынке лишь после того, как будут реимпортированы к нам с Запада. Уж таков характер наших банкиров: инноваторами среди них считаются не те, кто делает что-то такое, чему нет аналогов в мире, а те, кто отваживается скопировать ту или иную западную бизнес-модель. Казалось бы, речь идет о живых деньгах, причем об очень серьезных деньгах, но... Не выходит каменный цветок. Нужно ли говорить, что при подобном подходе к инновациям организовать в Москве международный финансовый центр будет, мягко говоря, нелегко. А жаль, ведь это и технологии, и занятость, и приток капитала. Я был недавно в Лондоне, в офисе крупного банка, унаследовавшего практику разорившегося Lehman Brothers, - четыре тысячи трейдеров сидят в огромном здании за экранами и торгуют, торгуют, торгуют…

Я хотел бы рассказать об этом, потому что это не единичные случаи, их множество. И эти примеры очень ярко характеризуют сам российский банковский рынок и его развитие. Все IT-компании в массовом порядке делают то, что востребовано рынком сегодня, в лучшем случае то, что будет нужно через год или два. Большая часть усилий сосредоточена именно на удовлетворении текущих потребностей клиентов. Проблема в том, что вдаль словно бы никто и не заглядывает. И если ваши идеи опережают рынок на пять, семь, а тем более десять лет, то вы систематически попадаете в ситуацию, когда клиенты просто не готовы их воспринять. Ну, может быть, найдется один или два банка, которые попробуют. Но далее, как правило, на этом все и заканчивается. Часто идея начинает оживать лет через пять-семь с того момента, как она была впервые сформулирована. Ее подхватывают другие разработчики, она становится мейнстримом, но вы сами при этом остаетесь как бы сбоку. Я не единожды наблюдал такую ситуацию.

Вы можете привести конкретные примеры?
-Сколько угодно! Например, еще в 1991 г. фирма ФОРС начала разрабатывать банковский софт на платформе Oracle. Над нами чуть ли не смеялись тогда: кому это нужно, когда у вас одно рабочее место стоит чуть ли не две тысячи долларов? Да тут у нас вся система банковская стоит столько! И лишь где-то в 1996-1998 гг. начали появляться другие приложения на этой платформе, такие как «Банк 21 век» компании «Инверсия», «Афина» ПрограмБанка, IBSO компании ЦФТ. Рынок, наконец-то, дозрел, и эти разработки были восприняты с энтузиазмом. Но наша собственная разработка «Ва-Банк», которой к тому времени было уже лет пять-шесть и которая даже обладала небольшой клиентской базой, уже не воспринималась как нечто новое - не было уже у нее обаяния «Нового Тайда». В результате основной поток клиентов пошел мимо. А ведь, между прочим, в 1991 г. и в мире-то разработок на Oracle было, прямо скажем, не густо, а знаменитый iFlex Solutions продавал в те годы пакет Microbanker, написанный на Бэйсике...

Вторая идея, которая имела точно такую же судьбу - это идея глубокой адаптации западного пакета для российского рынка российскими же разработчиками. Мы в компании ФОРС начали продвигать этот подход с конца 1993 г. В 1994 г. даже запустили первый проект с банком «Российский Кредит». Проект оказался более чем успешным, но идея сама в то время продолжала оставаться экзотической и не встретила понимания. Казалось, зачем это делать? Приедет западный разработчик и сам все адаптирует и внедрит. Рынок дорос к середине 2000-х гг. Только тогда стали появляться партнерские альянсы российских и западных разработчиков, объединяющих усилия для вывода на российский рынок западных банковских систем: BTC + Misys, R-Style + Callatay&Wouters, EGAR Technology + Fidelity, Universal Cube + Tata Consulting и др. Идея обрела второе дыхание и вышла на широкий рынок.

Одна из наиболее интересных концепций была воплощена нами в 1999 г., в проекте Total Ledger, который был реализован в московском Ситибанке. Внедрение западных систем всегда осложняла их несовместимость с российскими стандартами учета. Многочисленные попытки их адаптации систематически приводили к искажению первичной архитектуры, в результате чего системы оказывались практически несопровождаемыми. Нам хотелось сохранить исходный западный софт по возможности неискаженным. В результате родился проект параллельного воспроизведения всего бухгалтерского учета, но уже по российским правилам. Сама западная система при этом особой кастомизации не подвергалась, просто рядом с ней ставился специализированный модуль, своего рода Accounting Engine, отдельно сопровождаемый отечественным поставщиком. Такой подход позволил банку в дальнейшем использовать многочисленный западный софт, не вдаваясь при этом в его адаптацию к российской действительности.

Однако жизненный путь самой идеи оказался совсем не таким радужным, как мы того ожидали. Мы пытались активно ее продвигать, всячески живописали, насколько быстрым и эффективным может быть внедрение, однако рынок реагировал более чем прохладно. На нем превалировали совершенно иные настроения: западную систему нужно внедрять «по-настоящему», адаптируя ее изнутри к нуждам российского рынка - только тогда это поможет нам изменить наши бизнес-процессы, наши стандарты учета и вообще нашу жизнь . Типа того, что я вот привел в дом новую красивую жену, а вы тут предлагаете еще и старую оставить, чтобы она суп варила.

Идея не приживалась, банки упорно шли лобовым путем. С многочисленными, кстати, жертвами шли. У кого-то, конечно, что-то получалось, но у большинства ничего путного так и не вышло. Второе дыхание идея параллельного учета получила уже ближе к концу 2000-х гг. Банки стали задумываться об этом всерьез, некоторые фирмы, например, «Неофлекс», эту концепцию подхватили, и на сегодняшний день требование параллельного ведения нескольких учетов стало общим местом для тендерных документов.

Но самой любимой была и остается для меня идея графического интерфейса для банковских приложений. Впервые это пришло мне в голову осенью 2004 г.: сидел ночью, готовился к утреннему докладу на Форуме, и вдруг... можно сказать, почти приснилось. Помню реакцию зала на этот доклад: все как-то замерли, ни аплодисментов, ни вопросов...

Суть идеи довольно проста - представить на экране банковские счета клиента, его накопления и задолженности в виде последовательности столбиков разного размера и цвета: голубой - депозиты, зеленый - свободные средства, желтый - кредитная задолженность, оранжевый - очередные платежи, красный - просрочка. А операции - в виде простых движений мышкой между этими столбиками: берем вот отсюда и переносим вот туда.

Смысл был в том, чтобы запрятать всевозможные БИКи, ИНН, двадцатизначные счета, всю эту малопривлекательную начинку банковских систем - глубоко внутрь программы, оставив на поверхности понятные даже школьнику графические образы, и сделать банковское обслуживание клиента максимально похожим на игру с кубиками на экране. Это было за три года до появления iPhone, что такое multi-touch screen мне в то время было еще неизвестно. Но я чувствовал, что это перспективно, и усиленно пытался продвигать эту концепцию на форумах, конференциях, в статьях. Людям тоже, безусловно, нравилось, но, к сожалению, они воспринимали это лишь как экзотику.

Только в 2008 г., когда в компании «ФОРС-Банковские Системы» сменились акционеры и появились люди из Объединенной Системы Мобильных Платежей (единственные настоящие инноваторы, с которыми мне довелось столкнуться за всю свою долгую карьеру), нам удалось начать первые разработки. Однако уже в 2009 г. они были остановлены по причине кризиса, и рыночного воплощения данная идея пока так и не обрела.

Но прошло уже почти 8 лет, и я чувствую, что рынок, наконец, начинает созревать. Тем более что полюбившиеся всем iPhone и iPad - это «родная» среда для приложений, ориентированных на multi-touch screen. Обидно, конечно, что и эта технология, вероятно, тоже придет к нам с Запада, но что поделаешь, если такова логика рынка.

Какие этапы развития рынка банковской автоматизации в России вы бы выделили?
-Самое начало 90-х гг., где-то до 1994-95 гг. примерно: на этом этапе доминировали чисто бухгалтерские задачи. В это время основным средством обогащения банков была инфляция, а приоритетным средством автоматизации - персональные компьютеры, порой даже не связанные между собой в сеть. Наиболее популярными СУБД были Clipper и FoxPro.

С середины 90-х гг. банки стали проявлять повышенное внимание к клиентам, правда, пока еще только к корпоративным, а основным средством обогащения стали остатки на текущих счетах. Проявили себя как тренд централизованные банковские системы. Преобладающей платформой была BTrieve, но возник интерес и к системам, основанным на более серьезных платформах, таких как Oracle и DB2.

Третий период связан со становлением ритейла в российской банковской практике. Начался он вскоре после кризиса 1998 г. и во многом связан с деятельностью таких первопроходцев, как Банк Русский Стандарт. Внимание банков все в большей и большей степени фокусировалось на розничных клиентах и на тех банковских продуктах, которые могли бы быть им предложены. В связи с резким ростом количества операций в сфере IT усилился интерес к промышленным СУБД: Oracle, DB2, Sybase, Progress. Долгое время доминировала идея модель единой централизованной системы, охватывающей всю деятельность банка и позволяющей моделировать любые банковские продукты.

К середине 2000-х гг. банки всерьез задумались о расходах. Как следствие, возник усиленный интерес к каналам самообслуживания с одной стороны и аналитическим приложениям с другой. Пришло осознание того, что фронт-офис, бэк-офис и аналитическое хранилище - это архитектурно разные системы, и начался постепенный переход к послойной архитектуре. Возникла концепция SOA и сегодня ни один крупный банк уже не пытается отыскать АБС, которая закроет все его потребности - вместо этого все озабочены интеграцией многочисленных функциональных приложений. Отечественный рынок АБС к этому пока явно не готов, но на мировом рынке соответствующие разработки шаг за шагом постепенно приближаются к требуемому уровню.

Последний мейнстрим - это стремление банков к оптимизации бизнес-процессов, желание сделать их по-настоящему гибкими, наглядными и доступными не только для программистов, но и для технологов. Этому отвечает концепция процесс-ориентированных систем. Пионерским проектом в этом направлении была система NEXT компании «Кворум», но, увы, этот проект тоже слишком опередил свое время. Трудоемкость разработки таких решений столь же высока, как и простота их последующего использования. Так, например, компания Misys к настоящему времени уже вложила не одну сотню человеко-лет в разработку относящейся к этой категории системы BankFusion Universal Banking.

А что дальше?
-Что ждет нас в будущем? Как дальше будет развиваться банковское обслуживание? Нет ли там чего-нибудь такого, что можно было бы угадать уже сейчас и, ухватившись за хвост жар-птицы, вынырнуть где-нибудь этак году в 2020-м с невиданными доселе прибылями? Как же не быть - конечно есть! И чем черт не шутит, вдруг найдется среди наших банкиров какой-нибудь удачливый сорвиголова...

В этом смысле поистине уникальна идея, которая впервые пришла мне в голову где-то году в 2009-м. Ведь банки всеми силами развивают сегодня различные каналы самообслуживания: интернет-банкинг, мобильный банкинг. Эти каналы самообслуживания у всех на слуху, но массовую популярность им завоевать никак не удается. Конечно, количество активных пользователей таких систем постепенно растет, но жизнь, увы, намного отстает от прогнозов.

Одним из очевидных препятствий для взрывного роста числа пользователей дистанционных каналов является усложненность интерфейсов мобильного и интернет-банкинга. Спектр услуг закладывают шире некуда, но вот, чтобы воспользоваться ими, приходится овладевать квалификацией банковского операциониста. Интерфейс же должен быть настолько прост, чтобы быть доступным даже для человека с начальным образованием.

Но даже и это не главное, важнее другое. Сегодня все более частой становится ситуация, когда один человек является одновременно клиентом нескольких банков: в одном ему зарплату начисляют на карточку, во втором потребительский кредит, в третьем ипотека, в четвертом ставки по депозитам привлекательнее. Легко себе представить, каково ему было бы управляться с четырьмя разными системами интернет-банкинга, причем системы-то все разные. И ведь, на первый взгляд, ничто не мешает всем этим банкам вывести данные клиента в единую, общую для них всех систему интернет-банкинга! На деле же все гораздо сложнее: мешают и соображения безопасности, и несогласованность интеграционных сред и протоколов обмена, и отсутствие общей для всех системы микроплатежей, которая бы позволила делать взаиморасчеты в режиме онлайн. Не последнюю роль играет и конкурентная позиция банков по отношению друг к другу.

Сложившаяся ситуация очень напоминает то, что наблюдалось в Америке на рынке пластиковых карточек в начале 50-х гг. Тогда тоже каждый банк эмитировал свои собственные карточки, которые принимались лишь в его собственных банкоматах и POS-терминалах. Взрывной же рост популярности карточек произошел после того, как два наиболее крупных банка-оператора - Citibank и Bank of America - открыли свои внутренние платежные системы для сублицензиатов. Известно и то, что случилось в результате с самими этими платежными системами, - это теперь Visa и MasterCard.

Вы считаете, что дистанционный банкинг ждет такое же будущее?

У меня нет ни малейшего сомнения в том, что подобный же прорыв ожидает и рынок мобильного и интернет-банкинга. Оба эти дистанционных канала приобретут массовую популярность лишь тогда, когда станут каналами мультибанковского обслуживания. А тот, кто первым проложит путь подобной технологии, получит не только многомиллиардные прибыли, но, быть может, еще и место на мировом рынке. У нас в России ближе всего подошли к реализации подобной концепции не банки, а сети платежных терминалов - у них и интерфейс достаточно дружелюбен, и открыты они не для одного, а для множества банков и процессинговых компаний, и расчеты большей частью осуществляются в режиме онлайн. Осталось только вывести все это на планшетные устройства да снабдить набором стандартных Веб-сервисных интерфейсов для подключения индивидуальных систем интернет-банкинга. Однако если и с этим тоже протянуть года этак до 2020-го, то придется самим подключаться к соответствующей западной инфраструктуре. Уж там-то инноваторы найдутся, вопрос лишь в том, кто будет первым - Visa, MasterCard, Google, Apple или Facebook.
вернуться назад

События

Новости

Корпоративные новости