Алексей Карпунин: «Во главу угла должен ставиться бизнес-смысл от внедрения IT-решения»

05 Сентября 16:46

Проблемы цифровой трансформации банковского бизнеса, изменения принципов и подходов работы IT-подразделений волнуют в настоящее время многие финансово-кредитные организации, стремящиеся сохранить и укрепить свои позиции на рынке.

В беседе с «Банковскими технологиями» заместитель руководителя ИТ-дирекции Московского кредитного банка Алексей Карпунин рассказал о том, какие процессы происходят сейчас в МКБ в рамках цифровизации и IT-трансформации.

«Банковские технологии»: Алексей, какие задачи в настоящее время стоят перед вами?

Алексей Карпунин: На данном этапе перед нами стоят задачи трансформации блока информационных технологий с конкретной целью - повышения time to market. Большая иерархическая структура, которая существовала в нашем банке до конца прошлого года, серьезно замедляла процесс взаимодействия бизнеса и IT, выделение ресурсов под конкретные задачи. Бизнес и IT не всегда хорошо могли разговаривать на одном языке - на языке бизнеса. И эту проблему надо решать.

«Б. Т.»: Какие вы видите самые быстрые и эффективные пути решения этой проблемы?

А. К.: За несколько месяцев 2018 и 2019 годов были созданы матричные горизонтальные команды. Де-факто мы упростили иерархическую структуру, и каждый бизнес получил IT-бизнес-партнера с командой, которая способна решать актуальные для него задачи. Это было сделано быстро и дало очень позитивный результат. Теперь осталась долгая и кропотливая работа по изменению культуры. Речь идет о том самом пресловутом agile, который сейчас у всех на слуху. В данном случае я не говорю про конкретные методологии, наподобие Scrum и Kanban для решения каких-то проблем, я имею в виду  культуру взаимодействия IT и бизнеса, создание команд, которые работают на достижение бизнес-целей, а не ради закрытия конкретных проектов. Это основная задача на текущий год и она быстро не решается, поскольку требует изменения культуры в команде, и, возможно, ее обновления.

«Б. Т.»: Я так понимаю, что здесь необходимо решать и кадровый вопрос?

А. К.: В текущих условиях первый вопрос в IT - как раз кадровый.

«Б. Т.»: Вы предпочитаете нанимать специалистов, которые уже имеют опыт работы, или же напротив - молодых и начинающих?

А. К.: Конечно, очень важно найти баланс между теми и другими. Честно скажу, что я как раз предпочитаю молодых, активных, амбициозных. Понятно, что команда, состоящая только из молодых специалистов, далеко не уйдет. Поэтому необходимы также опытные и прагматичные кадры. Считаю, что команда должна состоять из разных специалистов, представляющих собой различные психотипы людей, объединенных единой целью.

«Б. Т.»: Наверное, сейчас нет ни одного крупного банка, который бы не говорил о цифровой трансформации и не проводил бы ее. Что для вас означает понятие «цифровая трансформация»? Является ли она синонимом IT-трансформации?

А. К.: Нет, для меня очевидно, что это совершенно разные понятия. IT-трансформация предпринимается с той целью, чтобы информационные технологии были способны оказывать качественный и соответствующий текущим реалиям сервис для бизнеса, и одновременно становились партнером бизнеса.

Когда говорят о цифровой трансформации, имеют в виду не только изменение IT, но и трансформацию всего бизнеса банка.

Единого общепризнанного определения «цифровой трансформации» до сих пор не существует. Хотя о ней говорят все. Для нас она означает уход от физических офисов присутствия, переход на цифровое взаимодействие с клиентами, создание при помощи технологий новых сервисов и продуктов, получение которых в физических офисах было невозможным. Ключевым здесь является оказание помощи клиентам посредством цифровых каналов связи. Это важный момент, потому что когда клиент перестает ходить в офис, удаленно он должен получать сервис такого же уровня, как в офисе, а, может, даже лучше.

«Б. Т.»: Какие процессы сейчас происходят в банке в рамках IT-трансформации?

А. К.: IT-трансформация - это одна из ключевых задач, которая в настоящее время стоит перед нашим подразделением. Любой банк сейчас нуждается в IT-трансформации, потому что бизнес меняется быстрыми темпами, а бизнес в финансовом секторе сильно зависит от технологий. Прежде всего, необходимо изменение культуры и принципов взаимодействия с бизнесом, о чем я говорил выше. Во вторую очередь, обход ресурсных ограничений. Так, кадры сейчас решают все, но они сейчас катастрофически редки и стоят очень дорого.

Наша задача - учиться работать эффективно и решать задачи бизнеса максимально быстро, одновременно уделяя первостепенное внимание качеству услуг.

Если резюмировать, то IT-трансформация - это новые команды и новое взаимодействие с бизнесом, это обход ресурсных ограничений, это долгосрочное планирование и синхронизация с бизнес-целями.

«Б. Т.»: Как повысить эффективность работы IT-команды в условиях трансформации банковского бизнеса?

А. К.: Конечно, с помощью agile-подходов. В Манифесте agile все прописано: результат важнее процесса, взаимодействие важнее документов и т.д. Безусловно, важно не перегибать палку и помнить, что IT-документы тоже имеют большое значение. Но взаимодействие с бизнесом и качественное решение задач -- всегда должны быть на первом месте.

«Б. Т.»: Если говорить об agile, каковы позитивные стороны данного подхода и в чем состоят его недостатки, по вашему мнению?

А. К.: Среди главных плюсов - возможность создания единой команды бизнеса и информационных технологий, нацеленность ее на бизнес-результат.

Вспомним, как зарождался agile. Классические методологии управления проектами предполагали, что эксплуатация результатов проекта не является его частью. Т.е. после создания какого-то продукта проект считался завершенным. Эксплуатация вновь созданного продукта - это уже дело бизнеса. До определенной поры такой подход был оправданным, но сейчас он неэффективен и наносит вред.

Аgile заставляет думать над организацией процесса работы таким образом, что вся команда, включая IT, нацелена не только на продукт, но и на бизнес-результат, финансовый результат.

Основной минус agile в том, что сейчас этот термин стал хайпом, т.е. его применяют там, где можно, и там, где нельзя. Культура agile универсальна, но гибкие методологии, которые, как многие считают, наилучшим образом поддерживают agile-культуру (Scrum, SAFe и др.) - это, в первую очередь, инструменты, поэтому, как и любые другие инструменты, они имеют границы применимости. Из-за хайповости явления многие перемешали культурные установки agile с конкретной методологией, а, не понимая сути явления, тяжело добиться хорошего результата. К сожалению, любая вещь, которая становится слишком популярной, часто дискредитирует себя.

«Б. Т.»: С какими вызовами сталкивается МКБ в ходе цифровой трансформации?

А. К.: Не так давно были проведены интересные исследования на американском рынке среди банков, которые прошли такую трансформацию и практически полностью перевели клиентов на цифровые каналы взаимодействия. Среди клиентов, которые полностью отказались от физических точек присутствия и перешли на цифру при общении с банком, процент недовольных клиентов был выше, чем среди тех, кто пользуется и теми и другими каналами взаимодействия.

Основной вызов цифровой трансформации заключается в том, чтобы не просто перевести клиентов в цифровые каналы обслуживания, а сделать эти каналы удобными и способными максимально быстро решать проблемы клиентов.

«Б. Т.»: Что представляет собой IT-архитектура банка? Требует ли она изменений, и каких?

А. К.: IT-архитектура, безусловно, требует изменений. Банк работает на рынке достаточно давно и большая часть его систем самописная. Даже если в прошлом это было коробочное решение, то с течением времени оно настолько специализировалось, что практически представляет собой собственную разработку.

Основное, что необходимо поменять в IT-архитектуре банка, и чем мы сейчас активно занимаемся, это создание единой бэк-офисной системы. Сейчас единой платформы нет, есть много специализированных модулей, которые создают огромный ландшафт, поэтому переход к единой бэк-офисной системе необходим. Надеюсь, в первом квартале следующего года мы этот проект завершим.

Второе - это единые стандарты интеграции. Интеграционные процессы тоже развивались стихийно и самостийно. Их нужно упорядочить и привести к единому понятному прозрачному набору интеграционных решений, выработать четкие правила, позволяющие выбирать какой-то из имеющихся подходов.

«Б. Т.»: Если говорить об изменениях в IT-архитектуре, то как все-таки можно отличить необходимость от дани моде?

А. К.: Определить применимость того или иного архитектурного подхода можно очень быстро и однозначно: главный критерий - это бизнес-польза. Если изменение IT-архитектуры ведет к сокращению time to market, либо увеличению надежности, либо повышению эффективности с точки зрения сокращения стоимости, то, конечно, это необходимость. Применять какую-то новую технологию только потому, что она модна и современна, на мой взгляд, для банка неправильно.

«Б. Т.»: Расскажите, пожалуйста, о приоритетных IT-проектах банка в текущем году.

А. К.: Давайте лучше так сформулируем: о приоритетных направлениях, где IT активно помогает бизнесу. Во-первых, как я уже сказал в начале, это сокращение time to market, что имеет колоссальное значение для бизнеса как в корпоративном блоке, так и в розничном. Речь идет о целом ряде проектов, работа над которыми ведется синхронно и согласованно.

Другое направление, которое мы активно развиваем, - это создание новых или серьезное обновление прежних мобильных приложений, благодаря которым как раз и можно совершить цифровую трансформацию и перевести клиента в цифровые каналы обслуживания. Важность развития ДБО не оставляет сомнений.

«Б. Т.»: Развивая ДБО и совершенствуя мобильные приложения, что необходимо менять в первую очередь, с вашей точки зрения?

А. К.: Прежде всего изменений требует usability - тот критерий, которым оценивают пользовательские интерфейсы, а именно то, насколько они просты и понятны в использовании. Мобильный банк должен быть удобным и интуитивно простым и понятным. Вторая важная характеристика мобильных приложений - это функциональность, она тоже постоянно требует дополнений и изменений.

«Б. Т.»: Банковский сектор достаточно активно экспериментирует с современными технологиями. Каков ваш подход к наиболее модным технологиям нашего времени (искусственный интеллект, блокчейн, роботы, интернет вещей и т.д.)?

А. К.: Из всех перечисленных технологий я считаю, что роботизация - месяцы после внедрения. Уверен, что данное направление однозначно следует развивать.

Хочу отметить, что в случае применения любых передовых технологий, во главу угла всегда должен ставиться бизнес-смысл, польза для банка, которую может принести внедрение того или иного решения. Хайп проходит, бизнес-результат остается. В частности, я пока не вижу путей широкого применения блокчейн в банках. А вот искусственный интеллект можно весьма эффективно использовать в некоторых направлениях, например, в колл-центрах. Появление интеллектуальных чат-ботов - это позитивная тенденция. Но опять-таки здесь смысл внедрения не в том, чтобы клиент, общаясь с роботом, думал, что это живой человек, а в том, чтобы бот помогал решать задачи быстрее, чем специалист колл-центра. Искусственный интеллект также можно эффективно применять в collection.

Для того чтобы понимать, какая технология нужна, важно иметь возможность дешево и быстро ее попробовать, провести эксперименты и попытаться отыскать пользу. Для проведения подобных экспериментов мы вошли в акселерационную программу Fintech Lab, определили несколько пилотных проектов, где вместе с представителями наших бизнес-подразделений протестируем ряд гипотез и новых технологий.

Журнал «Банковские технологии», №8, 2019.

вернуться назад

События

Новости

Корпоративные новости